Порочные связи \ Conversations with Other Women (2005) – режиссёр Ханс Каноза

Кто-то сказал «Время не может течь в двух разных направлениях». Конечно, это не совсем так, и фильм «Порочные связи» это демонстрирует воочию. В наших умах или сердцах время вряд ли линейно и однонаправленно. Придя навестить своих родителей, вы тотчас почувствуете себя опять ребёнком, а если поживёте достаточно долго, то родители, в свою очередь, станут вашими детьми. А столкнувшись с бывшими друзьями и подружками, вы словно вступите в сбивающий с толку разрыв во времени и пространстве между прошлым и будущим, которое вы когда-то рисовали вместе, но которое так для вас и не наступило.

Ситуация такая: два человека, им почти сорок, они без имён. Он, мужчина (Аарон Экхарт отлично исполнивший роль бандюгана в Кровавом Четверге и хорошо сыгравший в отстойном фильме Инопланетное вторжение: Битва за Лос-Анджелес) в смокинге из приглашённых. Она, подружка невесты, просто женщина (Хелена Бонэм Картер). Между ними завязывается беседа, и она длится всю ночь. Они знакомы? Они узнали друг друга спустя много лет? Были ли они когда-то вместе и забыли? Может, они притворяются, что забыли?

Сценарий фильма «Порочные связи» (в оригинале «Разговоры с другими женщинами») написан Габриэль Зевин и снят Хансом Каноза.

Это горьковато-сладкая медитация на тему неизбежных корректировок зрелости. Эти двое видят себя неуклюже застрявшими между юностью и воображаемой дряхлостью («Память уже начинает подводить после сорока»). Они пытаются примирить свои разочарования с упущенными возможностями, а неоправданные ожидания с реалиями жизни. Можно даже сказать, что «Порочные связи» это старшая кузина фильмов «Перед  рассветом» и «Перед закатом». Тот же говорливый флирт, остроумный спарринг и обоюдные  исповеди на грани катарсиса.

Но это только одна грань картины. Это дерзкий и дразнящий эксперимент, снятый полностью на разделённом экране. Порой два смежных кадра показывают одно и то же, но слегка в ином ракурсе. Обычно мужчина с одной стороны, женщина- с другой. Разделённый экран позволяет режиссёру непосредственно комментировать действие, как делает Вуди Аллен в своём шедевре «Энни Холл», где субтитры  передают истинные мысли, лежащие за словами персонажей.

Эти двое постоянно видоизменяют и корректируют свои собственные слова и действия, как в прошлом, так и в настоящем. Поэтому две половинки экрана используются ещё и для того, чтобы представить альтернативные точки зрения на то, как соотносится то, что они сделали или сказали с реальным положением вещей. Это похоже на своеобразную репетицию, которую вы прогоняете в голове. Потом произносите отрепетированную фразу, а потом немедленно хотите вернуть то, что сказано и жалеете об этом смертельно. Или одна сторона экрана показывает, как что-то звучит для самого говорящего и даётся сравнение с тем, как другой это воспринимает. Или фильм предлагает альтернативную реальность – какой поворот могла бы приобрести беседа и как всё случилось в действительности. Однако зритель не понимает, что реальность, а что альтернатива.
Наблюдения на тему любви и секса, времени и памяти непривычно острые и правдивые. Местами настолько острые и правдивые, что иногда  кажется, уж не записали ли ваши интимные разговоры на плёнку, чтобы передать потом писателю для киносценария. Но фильм часто напоминает о том, что это всего лишь кино. А это уже неплохо.


Кинокритик  Манола Даргис в статье для New York Times
как-то заметила, что кино это искусство рассказывать историю с картинками. Фильм «Порочные связи» не только настаивает, чтобы зритель заметил образ и историю, но он подтверждает эстетические ценности французского режиссёра Эрика Ромера, чьи разговорные комедии, притчи и нравоучительные романы демонстрируют истину – хороший разговор и человеческие лица являются самыми главными объектами кинематографа.

«Иллюзия лёгкости требует на самом деле огромных усилий» – говорит Женщина. Фильм «Порочные связи» такой плавный в своих экспериментах на экране, что смотрится без всяких усилий. Да, вы замечаете, что есть разделительная линия, а местами для пущей затравки линия совсем размыта, но это не отвлекает от действия. Аарон Экхарт и Хелена Бонэм Картер («Там, куда не заглядывают ангелы») грациозно и естественно переключаются от поддразнивания к серьёзности, от интимности к эмоциональной холодности и опять. Они могут напомнить вам пьесу для двух актёров, но грань между лицедейством и органичностью невидима или её вообще нет.


На фестивале в Санденсе некоторые зрители  и критики удивлялись названию фильма: «Почему разговоры с другими женщинами»? (Здесь хочу отметить совершенно неправильный по сути перевод названия фильма. Наверное, прокатчики решили, что название «Порочные связи» привлечёт больше любителей сладенького. Уверяю вас, таких любителей ждёт глубокое разочарование!)  Ответ лежит в том, как фильм играет с понятиями времени, воображения и памяти. Является ли 38-летний человек тем же, кем он был, скажем, в 22 года? Может в одном теле сосуществовать 22-летний и 38-летний человек? Как хорошо вы знаете другого человека на самом деле, если учесть, что люди так сильно меняются? В фильме может быть показана только одна «Женщина», но она в то же самое время несколько других женщин.

статья взята с сайта rogerebert.com

 

Как вам пост? Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4 (1 оценок, в среднем: 4,00 из 4)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *