Ричард Армитидж и Райли Кио в хорроре “Приют”

Новость о картине «The Lodge» («Домик», «Приют») заинтересовала меня, прежде всего тем, что одну из главных ролей исполняет Ричард Армитидж. Давным-давно ничего о нём не знаю – со времён трилогии «Хоббит», где у него была очень значимая роль – Торина Дубощита, которую он воплотил с блеском.

Сандра Буллок с завязанными глазами, детьми и птичьим коробом

«Птичий короб» – дистопия. То есть, это то, что ждёт всех нас в будущем. В смысле тех, кто доживёт до этого прекрасного далёка. И ещё не факт, что дожив, обрадуются. Будущее рисуют только чёрными красками. Ну, иногда с оттенками – серым и коричневым. Ничего розового и радужного там не выживет. Факт.

Миа Васиковска в садомазохистском хорроре «Пирсинг»

Если вам не хватило большинства оттенков БДСМ в трилогии «50 оттенков серого», то впору смотреть «Пирсинг», где есть всё, что только возжелает накатившаяся перверсия. И если поначалу всё слегка напоминает историю Анастейши и Грея, то дальше разворачивается страх и ужас в Лас-Вегасе, не меньше. И сто раз придётся подумать мужичку, прежде чем быть связанным такой […]

Дональд Сазерленд о Николасе Роуге: “Он навсегда изменил мою жизнь”

Как только люди слышат имя Дафны дю Морье, сразу всплывает ассоциация с её знаменитым романом «Ребекка». Кто-то вспомнит «Таверну «Ямайка» и даже «Козла отпущения» или «Мою кузину Рэйчел». А самые продвинутые читатели – «Птиц» – с подачи Альфреда Хичкока, конечно. А вот её небольшой рассказ «А теперь не смотри», ставший шедевром на экране, благодаря Николасу […]

Дакота Джонсон раскрывает тайны “Суспирии”

Через три недели, 29 ноября, фильм «Суспирия» выйдет в прокат, но уже известно, что ремейк полностью удался, и его ставят выше одноимённого предшественника, который снял Дарио Ардженто в 1977 году. Режиссёр Лука Гуаданьино («Назови меня своим именем») внёс несколько любопытных дополнений в мифологию, что призвано порадовать любителей джалло, итальянского хоррора с  элементами эротики и триллера.

«Нитка жемчуга» – мой любимый викторианский роман

И это жуткая история Суини Тодда, лондонского серийного убийцы-парикмахера. Как так вышло, что эта книжечка втиснулась на полку любимых викторианских романов? За что, почему я перечитываю её снова и снова? Наверное, за то, что, как и в романах моего любимого Диккенса, в ней есть главная деталь вовлекающего чтения – история любви, преодолевающей саму смерть.