Тильда Суинтон хочет поговорить о Кевине

тильда суинтон

Что уже было известно о Тильде Суинтон до этого разговора? То, что она находилась почти неделю в стеклянном ящике на всеобщем обозрении как участник арт проекта The Maybe в знаменитой лондонской галерее Серпантин. Известно, что она никогда не использует косметику. Это правило она не нарушила,  даже отправившись за Оскаром. Получив статуэтку в 2008 году за роль второго плана в фильме «Майкл Клейтон», она отдала награду своему агенту. Она никогда не смотрела церемонию ни до того, ни после.

Где живет Тильда Суинтон?!

Она живёт в маленьком городке Нэрн, что в шотландской области Хайленд. Она организовала там маленький уютный кинофестиваль в танцевальном зале без помощи городских властей. Все гости сидели на мешках, набитых фасолью. Вход был разрешён только тем, кто испёк и принёс пироги для общего стола, а сама Суинтон приветствовала гостей в пижаме.  Эта она поступила в Кэмбридж с намерением стать поэтом, где в дальнейшем присоединилась к Коммунистической партии.

 

на премьере в каннах

Всё это лишний раз подтверждало, что Суинтон не типичная актриса. На самом деле, она вообще себя не считает актрисой. У неё душа художника и богемные взгляды на жизнь. Она не играет по голливудским правилам.  Чтобы продвинуть свою карьеру и заполучить большую роль, она не участвует в бесконечных тусовках и встречах с общественностью

Всё это ведёт к обманчивому выводу, что она из другого мира и напугает, кого хочешь. Конечно, у неё необычная внешность, даже немного отталкивающая: она высокая, тонкая, с очень длинной шеей, бледной, желтоватой кожей и прямым немигающим взглядом.

Встреча происходит в библиотеке шикарного отеля в Лондоне. В повседневной жизни Тильда Суинтон соответствует двум прилагательным, которыми её часто характеризует пресса – андрогинная и стильная. В свои 50 она выглядит моложе. Её рыжие волосы пострижены по-мальчишески задорно, ей нравится сравнение  с Дэвидом Боуи берлинского периода. Суинтон сегодняшнего дня с копной волос на затылке и начисто выстриженными боками, в полосатой оксфордской рубашке и защитного цвета слаксах, скорее напоминает военного офицера после службы, что никак не опровергает её прямая как шомпол осанка. Она бы отлично подошла на роль Лоуренса Аравийского.

 

И если её внешность слегка неземная и чопорная, в действительности Тильда Суинтон крепко стоит на земле, она практична и дружелюбна. Вот ещё одна деталь её характера: если вы режиссёр с трудным некоммерческим сценарием, и она согласилась работать с вами, то она будет поддерживать ваш проект до самой премьеры. Доказательство тому в её новом фильме «Нам надо поговорить о Кевине» (или «Что-то не так с Кевином»), снятом по очень спорной книге Лайонела Шрайвера. В центре история матери Евы и её трудного сына, который устроил бойню в своей школе.

 

Линн Рэмси и Тильда Суинтон впервые заговорили о фильме «Нам надо поговорить о Кевине» в Нью-Йорке в 2005 году. Тогда проект не продвинулся ни на йоту. Но режиссёр и актриса остались друзьями и не теряли друг друга из виду. Со временем обеим стало ясно, что Еву должна сыграть именно Тильда. Мать оглядывается назад на весь кошмар, который случился с ними, одинокая и проклятая людьми за то, что произвела на свет божий серийного убийцу.

Для фильма она сделалась брюнеткой. Фильм снимался в Коннектикуте, в мае был показан в Каннах и вышел на большой экран в октябре. Очень длинный путь. Можно сказать, что Рэмси выстрадала своё право на этот фильм. В течение девяти лет вынашивать идею фильма, это о чём-то говорит. Она сняла свой первый полнометражный фильм в 1999 году «Крысолов», драму о взрослении подростка. Критики пришли в восторг от визуального ряда и композиции картины. Некоторые сцены напоминали живописные полотна. Следующий фильм «Моверн Каллар» (2002) получил разные отзывы, но режиссёра попросили написать сценарий бестселлера «Милые кости» и снять по нему фильм. После разногласий, связанных с авторскими правами, проект перешёл к Питеру Джексону, а годом спустя Суинтон стала уговаривать Рэмси снять фильм «Нам надо поговорить о Кевине»

Суинтон оказала неоценимую поддержку Эрику Зонка в съёмке фильма «Джулия» (2008), где она сыграла главную роль, беспутную алкоголичку, вовлечённую в криминальную схему похищения. Тильда уговаривала итальянского режиссёра Лука Гуаданино почти десять лет, прежде чем он начал снимать восхитительную квази-опереточную сагу о богатой миланской семье «Я — это любовь», где Тильда играла русскую по рождению жену, влюблённую в шеф повара.

 

я это любовь

И всё-таки, Суинтон утверждает, что самое лучшее, что ей удаётся, это преданность режиссёрам. С самого начала своей кинокарьеры ей было совершенно ясно, что не актёрство ей более всего интересно, не работа в киноиндустрии, а обсуждения будущих проектов.

Неужели серьёзно? И она не думает о себе как об актрисе, прежде всего? Она качает головой:

«Я надену положенный костюм и буду работать в проекте 30 дней, но говорить о нём пять лет до начала и года два после окончания съёмок. Я обсуждаю «Я — это любовь» уже почти 12 лет. Я разговариваю с режиссёрами, прессой, управляющими банков, я  чувствую, что это и есть моя работа»

Всё, что она говорит, звучит абсолютно достоверно. Она великолепный собеседник — увлечённый, заинтересованный, умеющий донести свою идею. И в отличие от многих представителей своей профессии, она вдумчивый и внимательный слушатель.

 

орландо

Как отмечает её друг Марк Казнс, писатель, историк кино и коллега по организации кинофестиваля в Нэрне, в ней есть ещё одна сторона, игривость:

«Она может провести великолепную детскую вечеринку. Я знаю, что Тильду иногда называют холодной, может, после «Хроник Нарнии», где она была Белой Ведьмой. Но она меньше кого- либо может так называться».

Тильда Суинтон о фильме Нам надо поговорить о Кевине:

Суинтон и Рэмси изначально не находили однозначного решения адаптации «Нам надо поговорить о Кевине», вот почему так затянулся период реализации. Суинтон вспоминает:

«В книге много рассуждений. Это диалог, написанный в форме писем Евы к мужу. Фильм надо было делать по-другому».

Ева из книги Шрайвера очень много говорит. В фильме же очень мало диалогов. Взамен предлагается множество визуальных метафор. Суинтон убеждена, что как только в кино начинают много говорить, содержание фильма явно приходит в упадок. Но как только они договорились о том, что Ева абсолютно одинокий обособленный человек, проект получил шанс.

Рэмси сказала о Суинтон:

«В ней есть упорство. Иногда мне казалось, что фильму не суждено состояться. У Тильды были и другие проекты, но она полностью вошла в наш материал. Если я присылала ей сценарий, она тотчас мне его возвращала. Она даже заявила, что будет пробоваться на роль как все».

Искусно написанный сценарий очень много значит, но появляется мысль, что для того, чтобы сыграть несовершенную, раздираемую противоречиями мать, потребуются основательные поиски в своей душе. Суинтон сама мать 14-летних близнецов, Ксавьера и Хонора Бирна, и она без сантиментов и иллюзий смотрит на родительский долг:

«До рождения моих детей я позвонила своей подруге, которая только что родила ребёнка и спросила «Как там дела по другую сторону забора?» А она сказала: «Это не забор, а пропасть» Она меня сразу поняла. Ты абсолютно сам по себе и даже против себя. Ты либо научился, либо нет».

«Нам надо поговорить о Кевине» очень жесток для среднего зрителя. Правда, он обласкан британской прессой в Каннах.

Суинтон любит свой фильм. Узнав о том, что фильм принят публикой по-разному, она сказала:

«Какое облегчение. Его бы вообще могли не принять. Такой приём выше всяких ожиданий».

Возможно, коммерческий успех не волнует Суинтон потому, что  её финансовое положение достаточно надёжно.

Кэтрин Матильда Суинтон родилась в Лондоне. Она единственная девочка из четырех детей в семье старейших и богатейших землевладельцев Британии. Её мать австралийка. Её отец генерал-майор сэр Джон Суинтон, бывший лорд-наместник графства Бервикшир в Шотландии, и до сих пор живёт в родовом доме рядом с деревней, названной в честь семьи. Суинтоны могут проследить свою родословную вплоть до 11 века.

 

хроники нарнии

Тильда посещала маленькую частную школу для девочек в Кенте, где её одноклассницей была принцесса Диана, затем колледж Феттес в Эдинбурге, где учился Тони Блэр. Она появлялась в студенческих спектаклях и работала в Royal Shakespeare Company, прежде чем поняла, что театр не для неё.

Вскоре после этого она работала с кинорежиссёром –авангардистом, геем, Дереком Джарменом, начиная с «Караваджо» (1986) и ещё в семи его последующих картинах до самой его смерти, связанной со СПИДОМ. Это был самый важный творческий союз в её жизни. Как говорит сама Тильда:

«Он ввёл меня в мир кино. Я словно мох росла на его фланелевых  брюках в течение девяти лет. Поэтому когда он умер, я словно взобралась на эвкалиптовое дерево и сидела там, не зная, что делать дальше. Он научил меня тому, что вряд ли пригодится в других отношениях с кем-то. Когда я впервые встретила Дерека, я просто захотела с ним играть».

Вспоминается моя первая встреча с Суинтон, это было 20 лет назад, в Bray Studios, где Джармен снимал «Эдуарда II», свой ревизионистский фильм по Кристоферу Марло, но с современными атрибутами. Суинтон играла жену Эдуарда, Изабеллу.

Джармен находил время, чтобы обратиться к каждому актёру и ко всей труппе между сценами.  Суинтон сидела впереди, прямо на полу скрестив ноги, и пристально смотрела на него своим немигающим взглядом. Она была похожа на преданную юную ученицу. Кто-то сказал, что у неё нет сегодня сцен, но она специально пришла слушать своего учителя.

Всё же к тому времени она была достаточно известна. Она сыграла шотландскую певицу в телесериале «Твоё неверное сердце» по сценарию художника и драматурга Джона Бирна. (Он был её партнёром несколько лет и отцом близнецов). К этому времени она почти закончила работу над ролью, определившей её кинокарьеру в фильме «Орландо»(1992) Салли Поттер по роману Вирджинии Вулф. Суинтон играла аристократа (аристократку) Елизаветинской эпохи, остававшимся вечно молодым. История ведёт его через века до настоящего времени, меняя его пол и философию. После Орландо стало почти что обязательным правилом использовать слово «андрогенная» при упоминании актрисы.

 

после прочтения сжечь

С Джарменом и после Орландо она и приобрела привычку работать с одними и теми же режиссёрами в течение долгих лет. Это ей очень подходит.

Рэмси:

«Она из среды военных. В ней нет ничего звёздного. Она словно часть команды»

Суинтон:

«Орландо стал первым фильмом, в котором я находилась постоянно.Когда он вышел, я ненавидела его целых 10 лет. Он показался мне каким-то трейлером, а не фильмом. Работаешь над фильмом пять лет, а потом смотришь на него как на ноготь своей руки»

Она стала ведущей актрисой арт хауса до самого окончания 20 века, а потом она пустилась в то, что она сама назвала «американскими приключениями». Она получила Оскара за роль Карен Краудер в фильме «Майкл Клейтон» рядом с Джорджем Клуни. Она поработала со Спайком Джоунзом в «Адаптации», с братьями Коэн в «После прочтения сжечь» и Дэвидом Финчером в «Удивительном случае Бенджамина Баттона». Наконец, она сыграла в  блокбастере «Хроники Нарнии»

 

загадочная история бенджамина баттона

Она по-прежнему остаётся преданной арт-хаусу.

Суинтон:

«Американские режиссёры созванивались со мной, и я ездила в Америку работать. Я никогда не искала этих связей. Они звонили мне домой».

Голливудский гламур не соблазнил Тильду Суинтон. Подобно Джули Кристи и Жанне Моро, она сама выбирает режиссёра.

Когда я спросил её, как она относится к различным слухам, распространяемым о ней в сети, она развеселилась:

«Я не знаю, что обо мне распространяют. Надо много читать, а жизнь такая короткая. Я не сижу в сети. Я свободна от друзей. Я непроницаема.

Я смутно понимаю, что речь идёт о мифах из нашей жизни, но я слишком устала, чтобы исправлять эти глупости».

 

«из нашей жизни» это относится к её соглашению с Бирном, живущему неподалёку от Нэрна. Суинтон живёт со своими детьми и Сандро Коппом, 33-летним художником, к которому она обращается «мой возлюбленный»

Они путешествуют вместе, и он иногда снимается в её фильмах. Все стороны очень дружелюбны друг к другу. Нет никакого открытого брака, любви втроём, как обожают раздувать пожар таблоиды. У Бирна сейчас новая подруга.

Тильду Суинтон абсолютно не волнует её общественный имидж, она обстоятельно высказывается на темы, которые её действительно волнуют. Когда мы обсуждали фильм «Нам надо поговорить о Кевине»,  произошла трагедия в Норвегии, где террорист убил 77 человек.

 

молодой адам

Суинтон:

«Вот в этом углу ковра фильм и книга замирают, потому что нас заставляют взглянуть на реальную мерзость. Только подумать, что это твой ребёнок. Каждый родитель может столкнуться с таким сценарием. А общество так легко жонглирует словом «зло»

Чтобы ещё сильнее проиллюстрировать свою мысль, она рассказывает шокирующую личную историю:

«Несколько лет назад, когда был убит Джеймс Булгер, слово «зло» было главным во всех газетах.  В это время я вспомнила об эпизоде из своей жизни, который я тщательно прятала от самой себя. Я вспомнила, когда мне было четыре или пять, я пыталась убить своего брата. Он только что родился, я очень расстроилась, что это опять был мальчик.

Я вошла в его комнату, чтобы убить его, увидела какие-то ленты от его чепчика прямо у него во рту и начала их тянуть. Как оказалось, я спасла ему жизнь. Я заработала странную репутацию спасительницы своего брата, никто не знал, что я серьёзно намеревалась сделать. Я думаю, почему такое не случается намного чаще?»

 

нам надо поговорить о кевине

Я только хотел ответить на её вопрос, но у неё осталось лишь время, чтобы рекомендовать книгу психолога Симона Барон-Коэна «Полное отсутствие сопереживания» о человеческой жестокости. Наше время истекло. И вот она уходит. Тильда Суинтон. Как она сказала, она находится в переговорах по этому поводу.

Рецензия на фильм:

Нам нужно поговорить о Кевине | We need to talk about Kevin

интервью David Gritten для The Telegraph

 

трейлер фильма Нам надо поговорить о Кевине:


Оцените, пожалуйста, статью: Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *