Вуди Аллен о своих Римских приключениях и нелюбви к своим фильмам

Режиссёр Вуди Аллен  в своём интервью  сайту Cinema Blend  рассказал о том, как он работает с актёрами, о музыке в кино, и как он представляет себя на пенсии.

1. Вы уже давно не снимались в своих фильмах. Почему вы решили сыграть в фильме «Римские приключения» ?
Только потому, что там была для меня роль. Когда я пишу сценарий и есть для меня роль, я её играю. Теперь с возрастом эти роли всё уменьшаются.  Я любил играть, когда был моложе. Я всегда играл главные роли, и я мог играть романтические сцены с женщинами, это было прекрасно. Теперь я старше, и всё свелось к исполнению ролей то швейцара, то дяди или вроде того. Это мне не особенно нравится. Но если роль подворачивается, я её играю.

2. Вы как-то обмолвились, что у вас есть заветный ящичек, который вы выдвигаете и смотрите на все свои идеи, говоря: «Это хорошая идея».  Идею этого фильма вы там же нашли?
Да. У меня полно записей. Идеи приходят ко мне в течение года, я записываю их и бросаю в ящик. Потом я смотрю на них и никак не могу представить, о чём я думал, где её взял. Некоторые мысли кажутся совершенно несмешными и глупыми. Но иногда вдруг читаешь маленькую заметку на спичечном коробке, например, «Человек, который мог петь, только принимая душ». Из этого может получиться смешная история. Вот также случилось и с этим фильмом. Некоторые идеи в этом фильме целиком взялись из записей, которые я делал  весь год.
3. Вы сделали столько прекрасных фильмов здесь и в Европе. Что стало вдохновением для фильма  «Римские приключения»? Что такое особенное есть в Риме, почему вы захотели сделать его декорациями?


Для этого есть две причины. Я много говорил о том, что хочу снять фильм в Риме с людьми, которые занимаются дистрибуцией моих картин. А они мне говорили: «Приезжай и снимай. Мы слишком много об этом говорим. Мы соберём необходимые деньги». И я ухватился за этот шанс, снять картину в Риме и получить финансирование из одного источника. Вот так всё срослось.
4.Большая часть картины это размышления о славе и успехе. Почему вы сфокусировались именно на этом?
Это случилось после события. Я совсем не думал об этом, когда снимал фильм. Я просто подумал: «Это смешно, что парень поёт в душе. Смешно, что парень однажды просыпается, а он вдруг знаменитость и не знает, почему. Двое молодых людей приезжают в Рим сразу после свадьбы и тоже вовлекаются в ситуацию».  Я совсем не думал о какой-то тематической связке. Это просто случайность.  Что-то, видимо, бессознательно мной владело и вылезло таким странным образом. Сам я думаю о славе также как шофёр, персонаж из моего фильма. Жизнь тяжела и для знаменитых и для незнаменитых.  В конечном счёте, у знаменитых больше привилегий. У них лучшие места на баскетбольном матче, лучшие столики в ресторане. Если я позвоню моему врачу в воскресенье утром, он обязательно придёт. Я не говорю, что это честно. Это даже отвратительно. Но не могу сказать, что мне это не нравится. Есть и явные изъяны в популярности, но с ними можно смириться. Они никак не угрожают жизни. Если папарацци находятся у твоего дома или дежурят у ресторана, актёры делают из этого такой шум, бросаются к машинам, накрываются,  чем попало, словно их собираются распять или вроде того. Ну и что? К этому можно привыкнуть. Это совсем не ужас. Удачный столик в ресторане перевешивает все остальные неудобства.


5. Кроме того, что вы талантливый режиссёр, вы ещё и талантливый музыкант. Можете вы поговорить о важности музыки в ваших фильмах?
Я верю в музыку в кино. Она сглаживает множество огрехов. Действительно великий режиссёр Ингмар Бергман, например, не признавал музыку в кино. Он считал использование музыки в фильмах варварством. Это его определение. Его фильмы настолько великие, что не нуждаются в помощи извне.  Я нуждаюсь в помощи. Я заметил это с самого первого фильма, который снимал «Хватай деньги и беги», там были абсолютно мёртвые сцены, когда я просматривал их в монтажной. А редактор сказал: «Наложи  туда какую-нибудь музыку. Разреши мне  записать вот это»». Он записал эти же сцены с музыкой,  и всё вернулось к жизни. Музыка заставила сцену работать.  С тех пор я уверовал в поддерживающую способность подходящей музыки. Она не раз вызволяла меня из тупиков. Она для меня очень важна, и я бессовестно её эксплуатирую. Я использовал музыку всех великих композиторов, и это самая приятная часть моих фильмов. Когда смотришь какой-нибудь фильм, а он ледяной как айсберг, подбросишь в него чуть-чуть Гершвина или крошечку Моцарта, и вещи магическим образом преображаются прямо у тебя на глазах.  Удивительное ощущение.


6. В «Римских  приключениях» персонаж Алека Болдуина предпринимает путешествие в прошлое. Если вы обернётесь назад, что вы скажете о себе молодом?
Не делайте этого! Если мне и хочется вернуться в прошлое, то только на ланч. Я бы не хотел жить в прошлом с его многочисленными недостатками, о которых я упомянул в другом своем фильме «Полночь в Париже». Вам не дадут обезболивающее, когда вы пойдёте к стоматологу. Вы не получите антибиотиков.  Ничего, к чему вы так привыкли.  Никаких сотовых телефонов и удобств. Скорая помощь доберётся до вас через год. Вы не захотите ничего подобного. Но как было бы здорово, если бы вы время от времени могли пригласить своего друга на ланч в Париже 1900 года, или заскочить в 1870 год на пару часов и прогуляться по парку, а потом вернуться прямо на сегодняшний Бродвей.
7. Вы всегда славитесь тем, что даёте своим актёрам свободу. Почему?

Я очень верю актёрам. Когда они импровизируют, это всегда звучит лучше, чем то, что я написал в своей спальне.  Я не знаю, что происходит вокруг, я очень замкнут в Нью-Йорке. Приносишь текст на площадку, и он звучит совсем по-другому для актёров.  Когда они импровизируют, они заставляют это оживать.
8. В фильме много клоунады, юмора и в этом смысле он очень напоминает ваши первые фильмы. Что заставило вас вернуться к комедии именно на этом этапе вашей жизни?


Сами истории в этой картине требуют такой фарсовой комедии.  Не очень много, но потребовалось. Нельзя рассказать историю как полагается без юмора, поэтому я так и снимал. Это смешно. Я люблю комедии. Если у меня завтра появится идея снять эксцентричную комедию, я не задумываясь её сниму.  Получаю удовольствие от таких фильмов.
9. Вы изучаете отношения людей во всех своих фильмах. Какой самый главный урок вы узнали о любви?
Когда дело касается самых главных жизненных вещей, ты ничего не знаешь. Можно выучить какие-то технологии,  что-то узнать специфическое, но самые важные проблемы, с которыми сталкиваются люди, проблемы бытия или любовь, ты ничего не знаешь. Ты полный дурак в 20 лет, ты такой же дурак в 40, и в 60, и в 80. Древние греки изучали подобные вещи и всех потом дурачили. Люди и сегодня продолжают дурачить друг друга.

Отношения между женщинами и мужчинами всегда коварные и трудные. Ты ничего никогда не выучишь.  Это не точная наука, поэтому ничего нельзя вызубрить. Ты следуешь только за своими инстинктами, потому что  ты хочешь то, что хочешь, и когда ты хочешь. Это жестоко. Большинство отношений вовсе не работают и долго не длятся. Редко встретишь что-то настоящее. Это замечательно, когда два человека со всеми своими исключительными требованиями, находят друг друга, и все проводки занимают своё место. Я ничего не усвоил. У меня были годы и годы неудач. Мне совсем нечего сказать. У меня нет никакой мудрости.

10. В этом фильме ваш персонаж уравнивает пенсию со смертью. Вы также думаете? Вы  знаете, когда  отойдёте от камеры?

Выход на пенсию очень субъективная вещь. Есть люди, которых я хорошо знаю, и они очень счастливы на отдыхе.  Они ездят по свету, рыбачат, играют со своими внуками и совсем не скучают по работе. Но есть другие, к которым я отношу себя, обожающие работать постоянно. Я просто люблю работать. Я не могу представить себя  на отдыхе с собакой. Мне нравится вставать утром и приниматься за работу. У меня масса энергии, слишком много нервного беспокойства. Не вижу себя на пенсии. Если у меня случится удар или сердечный приступ и меня заставят отдыхать, но пока здоровье есть, не дождётесь, что я уйду на отдых. Могут закончиться деньги. И ребята, которые финансируют мои проекты,  могут набраться ума и сказать: «Это не стоит всех наших страданий» и прекратят давать мне деньги. Но я всё равно не уйду, не думаю. Я пойду писать для театра или просто книги.


11. Среди всех фильмов, которые вы сняли, продюсировали, написали или сыграли, номинированные, получившие награды, есть ли тот, самый памятный для вас?
Когда снимаешь фильм, это как шеф повар, колдующий над едой. После того, как ты целый день работал на кухне, резал, жарил, добавлял соус, ты совсем не хочешь есть своё блюдо. Именно так я чувствую себя по отношению к своим фильмам. Я работаю над ним целый год, я написал сценарий, я поработал с актёрами, я собрал фильм, вставил туда музыку, и я просто не хочу его смотреть вообще. Когда я начинаю фильм, я всегда думаю, что сниму «Похитителя велосипедов» или «Великие иллюзии», или «Гражданина Кейна». И я всегда уверен, что это будет самое грандиозное из когда-либо показанного на целлулоиде. Но когда я вижу, что наделал, я молюсь только об одном, чтобы это не стало для меня величайшим позором.

Я всегда недоволен своими фильмами. Я их снимаю, но потом никогда не смотрю.  Я снял первый фильм в 1968 году, и больше его не видел. Я просто раздражаюсь, когда вижу свои фильмы. Я не люблю их потому, что существует огромная пропасть между тем, что зародилось в голове, когда ты писал, и тем, что получилось в реальности. Ты пишешь, и это смешно, прекрасно, романтично, а потом одним холодным утром ты это демонстрируешь, и актёры здесь, и ты сам здесь, и понятно, что этого недостаточно, и то пошло не так, и ты делаешь одну ошибку за другой. Когда ты видишь на другой день, до чего ты дошёл, вернуться уже невозможно. Есть огромная разница между идеальным фильмом в твоей голове и тем, что ты доводишь к финалу. И этому ты никогда не обрадуешься. Я никогда не любил ни один из своих фильмов.  Я всегда благодарен зрителям за то, что они любят некоторые из моих картин, несмотря на мои разочарования.
12.  Такие же чувства по отношению к «Энни Холл» ?

Когда «Энни Холл» задумывался, он не должен был стать тем, чем он стал. Фильм предполагал всю историю, которая проходит как поток сознания в голове героя, то есть меня. И я снял фильм, а он оказался совсем бессвязным. Никто не понимал, что происходит. Всех заботили только отношения между мной и Дайан Китон. Меня же это совсем не заботило. Это было маленькой частью полотна, которое у меня получилось.  В конце концов я вынужден был сократить фильм до этих самых отношений с Дайан Китон, поэтому я очень разочарован в фильме также как и в других.  «Ханна и её сёстры» тоже большое разочарование, потому что я вынужден был пойти на компромисс с моим изначальным замыслом, чтобы спасти фильм. Вы спрашиваете не того человека. Вы смотрите фильм и делаете выводы. Для меня он всегда меньший шедевр, чем я намеревался снять.
12. В  «Римских приключениях»  вы исследуете самые дикие фантазии, которые вряд ли смогут осуществиться. Когда вы писали сценарий, вы думали о фантазии?
Всё возможно осуществить в фильме. Реальная жизнь намного скучнее и неизбежно грустнее большую часть времени. В фильме вы контролируете всё, что происходит, вы можете позволить себе фантазии, любовь, бегство от действительности.

Вы можете делать, что пожелаете. Вот почему это так соблазнительно и приятно зарабатывать деньги на жизнь, снимая кино. Ты никогда не живёшь в реальном мире.  Ты встаёшь утром и приходишь на работу, где тебя окружают красивые женщины и остроумные люди, одарённые, симпатичные, и ты сочиняешь истории, и все в костюмах, и звучит прекрасная музыка. Твоя жизнь это совсем не реальный мир, ты создаёшь что-то совсем далёкое от него. Это здорово, но это не реальное. И это очень забавно.  Единственное место, где ты можешь существовать, это фантазия.

Премьера фильма Римские приключения

5 июля


Оцените, пожалуйста, статью: Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *