Кристофер Уокен: «Я обычный человек»

31 марта любимому актёру Кристоферу Уокену исполнится 70 лет.

Кристофер Уокен сыграл столько психопатов и людей со странностями, что не помнит и половины своих персонажей. Но в недавнем фильме «Поздний квартет» у него совершенно нетипичная для себя роль, виолончелиста с болезнью Паркинсона. И он признаётся, что играл эту роль с удовольствием.
Он открыто говорит о том, что его особенно раздражает:

«Мне часто присылают сценарии познакомиться. Я нахожу сценарий интересным и соглашаюсь на роль. И тут же эту роль начинают переписывать под меня, делая её «необычной». Смешно. Это меня просто бесит. Я называю это «уокенизацией»
Он посмеивается, потом замолкает. Тишина. Мы говорим по телефону, и мне интересно, чем он там занимается. Когда я спрашиваю его, он отвечает: «Я в Коннектикуте».

В сельском доме, где живёт вместе с женой.


«Поздний квартет» — самый не уокеновский из всех его фильмов. Он говорит о своей роли:

«Мне не часто удаётся сыграть чьего-то отца или дедушку, или дядю. Теперь, когда я стал старше, может, у меня получится сыграть людей похожих на меня самого. Я бы очень этого хотел»

В свои 69 он иногда очень горяч, но чаще деловит. Его речь (паузы в самых неожиданных местах и особенные акценты) — настоящее чудо, результат генетического котла нью-йоркского Куинса. На мой вопрос, почему он стал таким стереотипным, он откровенно отвечает:

«Фильмы такие дорогие, и если то, что ты когда-то делал, понравилось, тебя просят сделать это снова. Когда я начинал, это были…чудаковатые персонажи. Беспокойные. Часто злодеи. И это неплохо».

 

Похоже, ему хочется играть обычных людей. А сам-то он ощущает себя таковым?
«Моя жизнь очень консервативна. Я уже женат 50 лет. У меня нет ни детей, ни хобби. Я не увлекаюсь путешествиями. У меня никогда не было желания выходить в свет. Я всегда сижу дома, если мне не надо работать. В этом смысле я считаю себя обыкновенным»
Хотя, если говорить о его первой половине жизни, то не каждый осмелится назвать её обычной – он начал играть с пяти лет.
«Были специальные школы для таких детей как я, там можно было получить образование и работать. Именно там я получил своё образование»
В 15 лет он влился в передвижной цирк. В его обязанности входило укрощение льва, очень старого, похожего на собаку. Потом пришла пора мюзикла. Его отобрали на роль Риффа в репризном спектакле «Вестсайдская история». Его партнёршей была Джорджианна Тон. Он немедленно на ней женился.
«У меня спутниковое телевидение и где-то около сорока каналов. Раз в день я прохожусь по всем каналам, смотрю десять минут там, десять минут сям. Иногда что-то зацепит».

Когда я спрашиваю, что он узнал о себе, просматривая старые фильмы, он ответил:
 «В некоторых сценах я хорош, а в некоторых совсем нет. Со мной всегда так – или пан или пропал.
Его партнёр по квартету Филип Сеймур Хоффман научился играть на скрипке, чтобы выглядеть правдоподобно. Но Уокен всего лишь имитировал игру на виолончели. «Ребёнком я брал уроки игры на гитаре и пианино, но я не очень этим заинтересовался, это ни к чему не привело.  Да и с физической стороны, мои руки…они такие большие и неуклюжие. В общем, это не для меня. Зато я хороший танцор»

Танцы очень хорошо сочетались с его сценической деятельностью. К тому моменту, когда он снялся в 1970 году в триллере «Плёнки Андерсона», он уже двадцать лет был в кинобизнесе. Вместе со своими двумя братьями, он снимался в телешоу, которые в вечернее время транслировались прямо с Манхэттена. Ему нравилось, то, что он делал?
«Да нет. Моя мать приехала в Америку уже взрослым человеком. Он родом из Глазго. Она была просто помешана на кино – она читала все журналы по кино и хотела, чтобы её дети находились в шоу бизнесе. Меня туда просто поместили»
Это прозвучало как-то безрадостно. Он поспешно добавил:

«Да нет, я действительно очень благодарен. Не могу представить ничего другого, что могло бы дать мне такую хорошую жизнь»
Единственной тенью остается смерть Натали Вуд. В ноябре 1981 года актриса утонула возле островов Калифорнии во время путешествия со своим мужем Робертом Вагнером и Уокеном. Дело до сих пор не закрыто. Уокен никогда не считался подозреваемым, но он решил не говорить об этом с 1997 года.

Остаётся только гадать, сколько он раздумывал над этим, сидя взаперти в своём доме.


Несмотря на своё такое киношное детство, он немало времени страдал от страха перед сценой. Даже сейчас, шесть десятилетий спустя, его приглашают сыграть эмоционально напряжённого человека. Он нервный тип?
«Да нет, я бы так не сказал. Я очень предусмотрительный. Я беспокоюсь, конечно. У меня всегда есть в запасе план на случай чрезвычайной ситуации».

Это касается денег?

«Да, денег и всего остального. Есть план В и С. Всегда. Такова моя натура. Я знаю, что как публичная персона я выгляжу несколько диковато, но реально это не так, иначе я бы не застрял в киноиндустрии так надолго»
В этом месте он перешёл на уверенный говор ветерана сцены, собирающегося рассказать шутку из своей жизни.

«Знаете, я однажды летел в самолёте с Уолтером Маттау. Мы долго молчали. Вдруг он неожиданно повернулся ко мне и сказал: «Я вас знаю! Вы этот парень, который играет ненормальных! Знаете, чтобы играть таких чокнутых, надо основательно стоять на земле». И я сказал: «Да, вы совершенно правы»

Чокнутые парни всегда заботились о счетах.


«Я никогда не планировал свою карьеру. Я просто работал, когда мог».
Количество фильмов, в которых он снялся, просто огромно. И многие давно канули в лету.

«Я знаю! И часто очень хорошие!»

Переключая каналы, он встретился со своими прошлыми картинами.
С особой радостью он рассказывает о романтической комедии 1994 года «Деловой роман». Я признаюсь, что картину не видел.

«Её снимали в Лондоне.  А однажды я снимался в Уэльсе. Но не уверен, что кто-то вообще этот фильм смотрел. Он о соперниках в похоронном бизнесе. Он называется «Четверо похорон и одна свадьба». Очень смешной фильм. Но название не очень»
Для Уокена всегда найдётся работа в кино. В нашей беседе все разговоры только о работе. Через неделю ему исполнится 70. Его беспокоит артрит. Однако он делает упражнения, соблюдает диету и старается нормально высыпаться. Стимул?

«Когда звонит телефон, и кто-то говорит: «Для тебя есть работа!», будьте уверены, я буду как огурчик».
Состоялся бы он в кино, будь у него дети?

«Конечно, нет! Многие дети актёры, с кем я начинал, могли бы продолжить свою работу в кино, но у них были дети, и им пришлось искать что-то более надёжное. Я удержался в профессии даже в период безработицы»
Свободное время приносит ему беспокойство. Обычные развлечения не помогают.

«Многие мои друзья актёры страстные игроки в гольф или теннис. Но эти вещи не по мне. Я люблю готовить. Можно назвать это хобби. Хобби, которое можно съесть»
Он говорит, что прошлым летом совершил одну из своих редких поездок в Нью-Йорк, чтобы прочитать «Ромео и Джульету» в Центральном Парке. Он играл Меркуцио.

 

Будучи молодым человеком, он играл на сцене Ромео, но критики жаловались, что он изобразил Ромео слишком саркастически. На этот раз режиссёр сказал ему, что он великолепно может сыграть Просперо в «Буре».

«Я теперь много раздумываю над словами, провожу много времени над ролью».

Уже запланирован спектакль?

«Никто меня ещё не просил, но однажды могут».

Его голос звучит энергично:

«Говорят, что человек сам создаёт себе возможности. Я никогда не знал, как это делать. Но я запасаю свои орешки на всякий случай. А когда он подвернётся, я уж с этим как-нибудь управлюсь»


Оцените, пожалуйста, статью: Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *