Тише… тише, милая Шарлотта \ Hush…Hush, Sweet Charlotte (1964) – реж. Роберт Олдрич

Удивительно, как плохо состарился этот фильм. Если он имел какие-то бонусы во времена своего выхода, то сегодня он смотрится скучно, наигранно и самое главное, предсказуемо. Я во второй раз увидела Бетт Дэвис и, к сожалению, она почти повторила роль Бэби Джейн из триллера того же режиссёра Олдрича – таращила бессмысленно глаза, бесконечно повторялась, переигрывала так, что после нескольких сцен, надоело на неё смотреть.

Нелогичность поступков, скомканность событий и диалогов, смехотворные эффекты запугивания – никак не ждала такого от фильма, которому поют дифирамбы критики и у которого большая армия поклонников. Я просто теряюсь и не знаю, что выбрать в качестве того, что мне понравилось. Хорошо. Например, я была рада встретиться снова с Оливией Де Хэвилленд, и она с чувством передала превращение своей Мириам из милой кузины в жестокую охотницу за наследством. Но на фоне путаной истории её усилия совершенно напрасны, она тоже стала частью комического ландшафта.

Меня порадовала встреча с Джозефом Коттеном, для которого у меня всегда найдутся тёплые слова, что бы он ни играл. В роли зловещего доктора Дрю иногда с бокалом шампанского, иногда со шприцем, иногда с листом болотной кувшинки, он элегантно убедителен – он по-прежнему очаровательный злодей и стоит его остерегаться.

Если Джозефф Коттен хоть как-то камуфлирует свои нечистоплотные помыслы, то Агнес Мурхед в роли няньки-служанки Вельмы – открытая книга. Злодеи сразу считывают её намерения, да и сама она рада их предупредить, что собирается сделать. То ли она настолько тупая, то ли доверчивая. Вот и поплатилась старушка.

Фальшивый насквозь Виктор Буоно в роли отца Шарлотты. Он пытался изобразить его монстром, но получился смешной снеговик с сигарой во рту.

Я пытаюсь вспомнить, а есть ли хоть один персонаж в этой странной картине, который убедил меня в своём логичном существовании. Такого не может быть по определению – вся картина похожа на сон, где концы с концами не сходятся, и зияют сплошные дыры. Больше всего меня бесила постоянная ночь, либо сумерки, в которых жили действующие лица этой несусветной истории. Игра света и тени вывела меня из себя. Этот нарочитый нуар меня вконец утомил. Режиссёр словно упивается контрастной съёмкой. Доходит до того, что все лица наполовину в тени, хотя на дворе вроде бы, наконец, взошло солнце.

Он так же сполна отдал дань системе Станиславского, показав сто раз крутую лестницу, по которой персонажи фланируют туда-сюда. Ладно, поняла, с лестницы обязательно покатятся тела. И они покатились. Сцена грозы и какого-то безумного ветра напомнила мне ураган из «Волшебника Изумрудного города» – ещё раз дунет, и нет поместья вместе с Шарлоттой, её кузиной Мириам и вечно пьяной Вельмой. Но побегав по дому и похлопав дверьми и шторками, персонажи покорно разбрелись по своим кроваткам.

Возвращаясь к дырам в сценарии, я спрашиваю себя, зачем Шарлотта вызвала Мириам из другого штата, если она её терпеть не могла и спокойно без неё обходилась двадцать лет?

Такой же вопрос, если не жёстче, относительно расследования убийства. Как это вышло, что всё свалили на Шарлотту? Достаточно было видеть её окровавленное платье? И отец, этот ушлый бизнесмен и  прожжённый политик, тотчас поверил, что это сделала его дочь? Никакого следствия, всё замяли на всех этажах власти, похоронили тело любовника дочери без головы и руки. Шарлотту все считают убийцей, она стала пугалом всех детей в округе, которые на спор врываются к ней в дом, чтобы получить адреналинчик. Кстати, это своеобразный привет картине «Убить пересмешника» не только из-за похожей сцены, но и одного из мальчишек сыграл актёр с незабываемой внешностью Джон Меджна.

Осталось мне непонятным, почему Шарлотта так продолжала почитать своего отца, будучи уверенной, что именно он убил её любимого.

В этой истории все подозревают друг друга, а когда выясняется правда, которую зритель знает уже с первой минуты, люди недоумённо взирают: «Вот это да, вот это новость!» Я припомнила ещё одного нелепого персонажа, но типично американского вездесущего типа, страхового агента. Тот явился расследовать дело, чтобы вручить страховку. Он прикинулся журналистом и начал собирать информацию. Почти три десятилетия все кто мог, рыли землю носом в поисках сенсации, но ничего не вырыли, а этот добрый старец в одночасье влез в доверие не только к вдове убитого и получил от неё признательное письмо, но и стал приятным собеседником Шарлотты.

Этакий Санта-Клаус, воплощение американской демократии в действии – страховка нашла героя.

И, наконец, сам Джон, возлюбленный Шарлотты, по которому она продолжает стенать и лить слёзы. Женатый тип, бабник, беспринципный тип. Он собрался бежать с Шарлоттой, снять квартирку и предаваться утехам. Но нашёлся человек, которому это очень не понравилось. Кстати, в картине так и не разъясняется, куда девались его части тела, и кто же на самом деле безумец в этой безумной шараде?


Оцените, пожалуйста, статью: Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *