Голливудская история \ Hollywood Story (1951) – реж. Уильям Касл

Продолжаю смотреть фильмы с Ричардом Конте. После «Водоворота» и «Синей гардении» добралась до «Голливудской истории». В планах посмотреть с ним «Тайны Нью-Йорка», «Братья Рико», «Воровское шоссе» и «Большой ансамбль». Почему именно с этим актёром?

Он также воплощает великую эру Голливуда, а я задалась целью объять необъятное и получить хоть какое-то представление о том золотом периоде, который не даёт покоя всем последующим поколениям режиссёров. Они мучают тени прошлого бесконечными ремейками, но толку от них мало, подделка ощущается сразу.

Ричард Конте далеко не Хамфри Богарт, но обаяние в нём присутствует, несмотря на некоторую одеревенелость и одинаковость. Например, в «Голливудской истории» его явно обыграл Ричард Иган в роли полицейского Леннокса, и я бы с удовольствием их поменяла местами.

В Игане многократно больше привлекательности и юмора, многогранности, я бы сказала. Но, как говорится, что имеем – Конте в главной роли, а не Иган.

История, рассказанная в фильме, снабжена аутентичным антуражем Голливуда – актёры прошлого являются в кратких эпизодах, всё разворачивается в его реальных декорациях внутри и снаружи. Тут вам и Голливудский бульвар, студия Чарли Чаплина, Китайский Театр Граумана, где проходят самые громкие премьеры фильмов и другие знаменитые студии.

Фильм отдаёт свою дань прославленной эпохе – продюсер Лэрри О’Брайэн (Ричард Конте) приезжает осмотреть площадку для съёмок будущего вестерна, но резко меняет решение – фильм будет о режиссёре немых фильмов Франклине Ферраро, убитом в 29-м году.

Всё заинтриговало Лэрри: портреты звёзд прошлого на стенах бунгало, где нашли убитого, механическое пианино, наигрывающее вальс и вызывающего щемящую ностальгию. Но главное, дело так и не было раскрыто, убийца не найден, а репутация людей, связанных с режиссёром, сильно пострадала.

Лэрри уходит в изучение дела с головой. Сначала просматривает все фильмы этого режиссёра. С трудом выходит на автора сценариев фильмов Ферраро Винсента Сен Клера (Генри Халл), чудаковатого, опустившегося алкоголика, и за семь тысяч долларов нанимает его сценаристом будущего фильма.

Двадцать лет прошло со дня смерти Ферраро, но кое-кто из его окружения остался жив. Им не нравится затея перенести события тех лет на всеобщее обозрение. Сначала противятся товарищи по бизнесу Сэм (Фред Кларк) и Митч (Джим Бакус).

Затем выступает тяжёлая артиллерия – Сэлли, дочь звезды и музы Ферраро. Она просит режиссёра решительно отказаться от такой идеи, не оскорблять людей, которые и так натерпелись от этого нераскрытого убийства. Кто эти люди, интересуется Лэрри. Прежде всего, её мать Аманда, звезда и муза Ферраро и постоянный партнёр матери Пол. Сэлли так похожа на мать, что многих ставит в тупик, словно страницы прошлого ожили перед их взором. Ясно, что Аманда это femme fatale, чья красота ослепила нескольких мужчин, давая им весомый повод для убийства конкурента.

Лэрри настолько заинтригован персонажами, связанными с делом, что не может думать ни о чём другом, как скорее докопаться до истины и отыскать убийцу. Ему помогает лейтенант Леннокс, каждое появление которого у меня вызывало оживление. Обидно, что его роль, я уверена, урезана максимально, чтобы дать пространство Ричарду Конте.

Даже в финальной сцене поимки убийцы, сценарист заставляет Леннокса упасть под пулей и валяться на тротуаре, чтобы Лэрри схватил пистолет и начал преследовать беглеца. С чего бы это Лэрри так владел оружием, а главное, крут и хладнокровен в духе сыщиков нуара?

О, да, именно нуара, ведь фильм «Голливудская история» скроен по лекалам нуара, но с долей иронии. Делая реверансы в сторону немого кино, история словно посмеивается над жанром, перехватившим эстафету. Зря. Издёвка не пошла на пользу картине и несколько испортила моё впечатление.

Мой вердикт – фильм «Голливудская история» – лёгкая и очень короткая прогулка по истории кино, где нет запоминающихся актёрских работ и остроумных диалогов, которыми всегда так гордится гордится нуар. Ричард Конте скучноват, скован, отстранён. Его мгновенная влюблённость в Сэлли не вызывает доверия, а их скоропостижный переход на «ты» просто отнесла к ляпу перевода. В английском-то нет такого местоимения. Да и финал в духе абсолютного хэппи-энда вовсе не характерен для нуара. Скорее, неопределённость, двойственность или обречённость отношений.

Несмотря на сплошные неудачи с картинами Конте, я не теряю надежды найти его особенную роль, которая мне, наконец-то, понравится. У него большая армия поклонников, и мне хочется понять, за что…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *