Мартин Скорсезе о сиквеле «Бешеный бык» и своей любви к вампирам

мартин скорсезе

Мартин Скорсезе оказал честь журналу GQ , став гостем Soho House в Нью-Йорке,  где фирма Хеннесси начала кампанию по сбору денег для фонда актёра Майкла Джея Фокса по исследованию болезни Паркинсона. Разговор зашёл о сиквеле «Бешеного быка» и искреннем восхищении вампирами.

GQ:  Что вы знаете о готовящемся фильме «Бешеный бык 2»?

Мартин Скорсезе: Ничего не знаю. Слышу об этом второй раз. Аргентинский режиссёр?

GQ:  Да, Мартин Гуйгуй. Он был режиссёром фильма «Зов природы».

Мартин Скорсезе: Неужели?
GQ: Что вы об этом думаете?
Мартин Скорсезе:  Да совсем ничего не думаю, кроме того, что я не стал бы к нему возвращаться. Мы всё сказали, что надо было сказать. Все мы двигаемся дальше. Разные стороны той же самой истории передаются от одного к другому.

бешеный бык
GQ:  Какие стороны?

Мартин Скорсезе:  Восхождение и падение, саморазрушение и страдание и в некоторых случаях, преодоление. Пройти через страдания, чтобы измениться. Не знаю. Это работа над самим собой. В конце фильма «Бешеный бык» он смотрит в зеркало и принимает себя в какой-то мере. Он не сражается с собой, не уничтожает себя. Вот и всё. Поэтому не понимаю, куда они собираются двигаться.

бешеный бык

GQ:  Я ощущаю фильм как полностью завершенный.
Мартин Скорсезе:  Да, я действительно не знаю, что из себя будет представлять «Бешеный бык 2»

GQ:  Думаю, это какое-то сумасшествие со всеми этими сиквелами. Обычно это происходит с такими фильмами как «Сумерки», обычно там возможны всякие продолжения.
Мартин Скорсезе:  Вампирская тема почему-то всегда срабатывает. Всегда.

GQ:  Интересно послушать вашу теорию на эту тему. Что вы думаете о вампирах?
Мартин Скорсезе:  Так получилось, что я больше люблю вампиров, чем зомби.

век невинности
GQ: Почему?
Мартин Скорсезе:  По правде говоря, с вампиром хотя бы можно поговорить.

GQ: Это так.
Мартин Скорсезе: Он обладает сексуальностью.

GQ:  И совсем не захочешь целоваться с зомби.
Мартин Скорсезе:  Зомби… Ну что с ними делать? Порубать их на куски, пострелять в них. Да, это явно что-то значит для всей нашей культуры и общества в целом. Так много книг написано о них, так много фильмов снято. Когда я снимал «Хьюго» в Лондоне, я посмотрел как-то поздно ночью один фильм под названием «Колин», одного молодого режиссёра (Марк Прайс). Я думаю, он снял его на цифровую камеру, сам сделал монтаж. Ну, зверский фильм. В нём заложена такая энергетика, которая поднимает тему зомби на новый уровень. Очень интересная работа. Тревожащая.

нью-йорк, нью-йорк
GQ:  Надо бы посмотреть. Ваша карьера такая непредсказуемая. Я думаю, люди,  вряд ли представляли, что вы снимите фильм «Хьюго». Многие остаются приверженцами жанра: комедия, фильм ужасов, мюзикл, научная фантастика.      Что вы об этом думаете?

Мартин Скорсезе:  Я думаю, что в 70-ые я пытался. Действительно пытался. У  нас был такой фильм как «Берта по прозвищу «Товарный вагон», который был сделан в новом жанре «Бонни и Клайда». Теперь ничего такого нет.  Были ещё «Злые улицы».  И это история о моих друзьях, обо мне и моём отце. И она связана с ранними гангстерскими фильмами студии Warner Brothers 30-ых годов.  В фильме  «Нью-Йорк, Нью-Йорк» я тожe пытался. Ну, не знаю. Френсис Форд Коппола говорил, что надо оставаться в условиях жанра. Но я сказал, что хочу всё поменять. А он был уверен, что это не сработает.

банды нью-йорка

GQ: И вы отправились снимать «Короля комедии»!
Мартин Скорсезе:  Верно. С фильмом «Нью-Йорк, Нью-Йорк» произошло вот что — люди не приняли его из-за финала. Да, он другой. У него совсем другая природа. Но тогда зрители не хотели его смотреть и это был конец. Кажется, неделю спустя начались «Звёздные войны». Поэтому, сняв «Бешеного быка», я сказал себе «Хватит». Я захотел снять вестерн. Ближе всего я в этом подошёл в фильме «Банды Нью-Йорка». Это истерн. Это похоже на вестерн.  Все компоненты на лицо: новый парень приезжает в город, входит в бар. В основном то же самое, только это Дикий Восток Нью-Йорка. Более безумный, чем запад.

король комедии

GQ: Это была поразительная эпоха.
 Мартин Скорсезе:  А ведь я даже не задел поверхность, поверьте. Всё вокруг да около. Прямо в центр. Вот так. И я сказал себе: «Нет, я буду работать только с теми историями, которые меня волнуют и заставляют выходить на съёмочную площадку, входить и выходить из вагончика, только тогда я буду что-то снимать».

источник GQ


Оцените, пожалуйста, статью: Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *