Брэдли Купер: «Моя мама – крутая девчонка»

Кто ещё не в курсе, что Брэдли Купер настоящая супер звезда? За последние несколько лет в его карьере произошёл головокружительный скачок. Пришло его время. В свои 38 он знает, что следующая роль станет для него определяющей в голливудской иерархии. Купер в откровенном интервью изданию Details рассказал об опасности амплуа негодяя, о своём желании стать ниндзя и о том, почему самый сексуальный мужчина 2011 года живёт с мамой.

DETAILS: Вы завершили свой насыщенный год номинацией на Оскар ролью в комедийной драме «Мой парень псих». Какие ещё моменты особенно запомнились?

Б.К. Да столько всего удивительного случилось. Посещение Белого Дома и встреча с Джо Байденом. Он сразу вошёл в комнату и подошёл буквально к каждому, не было ни секунды неловкости. Сразу перевернул твой мозг и заставил чувствовать себя свободно. В тот же день мы снимали сцены в психиатрической клинике Walter Reed, встречались там с с пациентами. Здорово. Просто невероятно. В ту самую неделю ветеран войны  с  явным посттравматическим синдромом застрелил Криса Кайла.

DETAILS:   Вы уже получили права на книгу Кайла «Американский снайпер: Автобиография самого беспощадного снайпера в военной истории Америки». У вас была возможность с ним увидеться?

Б.К. Я только разговаривал с ним по телефону. А потом переписывался с его женой. Вся история ужасна. Осталось двое маленьких детей.

DETAILS:   Вы говорили, что с детства любили солдат.

Б.К. Да я буквально был помешан на солдатах, мечтая стать солдатом. Ребёнком я ужасно боялся смерти. Это не было каким-то расстройством, мне просто хотелось понять, что такое смерть. Я хотел физически понять, что такое смерть. Мне было лет 7-8. Я постоянно спрашивал отца о Боге и мироздании. И как-то импульсивно он стал знакомить меня с такими картинами как «Апокалипсис сегодня» и «Взвод». И это осталось со мной надолго. Казалось, все эти персонажи что-то знали.  Я тоже хотел это знать. Я догадался, что пойму жизнь только тогда, когда пройду всё вместе с этими солдатами. Это меня заразило, я стал читать подряд все книги о Вьетнаме. Помню, как книга Guns Up! («Навскидку!») мне снесла крышу.

DETAILS:  Вы не хотели серьёзно отправиться в армию?

Б.К. Конечно! Я умолял отца отпустить меня учиться в военную академию. Но отец сказал «Нет. Ты даже не понимаешь, о чём говоришь». До этого я считал, что только ниндзя знают значение жизни и смерти и мечтал учиться в Японии искусству ниндзя.

DETAILS:  У вас было одинокое детство?

Б.К. В общем-то нет, но я бы с удовольствием проводил время в одиночестве. А вокруг всегда были люди. Точно также и сейчас: один, но постоянно с народом.
Когда снимали «Мальчишник 2» в Таиланде, я так завидовал Заку (Галифианакис) – он бродил в одиночестве, где ему вздумается. Помню, я подумал: «Я тоже так хочу».

У меня так не получается – просто взять и пойти прохладиться в одиночестве.

Или отправиться поужинать одному. Я ужасно хотел быть один. А не получалось. А теперь не знаю, что случилось…может, смерть отца или я сам становлюсь старше, но я наслаждаюсь одиночеством.  Я могу находиться один целыми днями. И всё отлично. Никогда не думал, что так произойдёт. Мне нравится быть одному. Я был сам по себе целых семь дней в Париже. Мне надо было снять прессинг от всей этой суматохи последнего года. Я в Париже ничего не делал. Спал до обеда. Бродил. Ездил на мотоцикле в два ночи, когда город совсем пустой.

DETAILS:  В общем, вы умудрились найти успокоение среди самого суматошного года своей жизни?

 

Б.К. Мой ум совершенно ясный. И весь год он был совершенно ясный. Смерть отца была для меня ударом. Это как тогда, когда я хотел стать солдатом. Я считаю, что смерть отца стала ответом на все мои страхи и вопросы из детства. Это был его подарок на прощание. Видеть, как отец оставил своё тело и ушёл. Видеть, как он умирает. Вдруг я подумал: «Всё правильно, я тоже умру». Вот так. Это вам не книга. Это не кино. Это я внутри самой истории. И это умирает тот, кого ты сильно любишь. Я подумал: «Вот она смерть, и это произойдёт со мной тоже». И вместе с этим пришла свобода. И я теперь не впадаю в состояние ужаса. Моя голова уже не так занята этим вопросом. И все эта ерунда, над чем я потел – университет, школа. Отец показал мне, что надо быть собой. А если кому-то это не нравится, то это его проблемы. Я когда-то хотел нравиться всем, никого не тревожить. Теперь я собираюсь быть самим собой, и принимайте меня таким, и жизнь мне стала нравиться гораздо больше.

 

DETAILS:  Вы стали более религиозным?

Б.К. Я воспитывался в католической вере. Я крещён. Я всегда любил торжественность ритуалов. Я любил смотреть, как отец надевает твидовый пиджак, отправляясь на мессу. Мне нравилось, как он молится, я молился также как он. Я хотел быть как Чарли Купер. И подражая ему во всех ритуалах, я обрёл веру. Духовный ли я человек? Да. И не знаю, как жить по-другому. Это как спросить «Ты дышишь?»

DETAILS:  А вы не думали сами стать отцом?

Б.К. Конечно думал. И надеюсь, что испытаю это в своей жизни. Я видел, как счастлив был отец. Думаю, это тоже будет частью в моём путешествии.

Вы проходите через разные стадии жизни, и отцовство естественная стадия.

DETAILS:  Наверняка вы сейчас это не планируете, особенно с тех пор, как мать переехала к вам жить. Кстати, как вы ладите?

Б.К. Лучший ответ – мы просто выживаем. Оба. Надо прямо сказать, что ей тоже нелегко жить с сыном. Это жизнь. Но спустя два года после смерти отца мы в такой ситуации. Мы очень близки друг другу.  То, как отец умирал, было жестоким для нас испытанием. И шок ещё не прошёл. Мы нужны друг другу. Поэтому мы вместе. Но не думайте, что у нас всё просто. Мама живёт не в каком-то доме для гостей. Нет, она рядом, в соседней комнате. Но в том-то и дело, что она крутая девчонка. Мы можем обняться, а можем обменяться ударами.

 

DETAILS:  Номинация на Оскар как-то вас изменила?

Б.К. Не очень. Всё было очень интересно, но я не позволяю всей этой суматохе задурить себя. А если уж сильно распирает от собственной гордости, то достаточно выбраться на несколько минут в Интернет и почитать, что пишут о тебе люди. Я не часто делаю что-то подобное, но это быстро возвращает на землю. Прежде всего, надо честно признаться, что это нарциссизм и мазохизм. Хочешь почувствовать себя дерьмом, давай – это запросто. Для меня весь кинобизнес это сплошное унижение. Ты постоянно сталкиваешься с отторжением. Целование в задницу это не про меня.

DETAILS:  Но всё-таки было здорово оказаться в одной номинации с Дензелом Вашингтоном и Дэниелом Дэй-Льюисом?

Б.К. Это просто сюрреализм. Конечно, я знал, что не выиграю. Но происходит что-то необъяснимое в такую ночь. Даже зная, что у меня нет шансов, на долю секунды между открытием конверта и произнесением имени победителя, твой мозг думает: «Постойте-ка. Это может случиться. Это возможно. Один шанс из пяти». И в этот самый момент твоё лицо в камере. И внезапно ты осознаёшь, что ничего не получил, а твоя реакция уже на всех экранах – камера смотрит прямо тебе в лицо.

 

DETAILS:  В Голливуде не долго считали вас парнем из «Незваных гостей» или «Мальчишника». Теперь вы в суровой драме «Место под соснами» и в то же время выходит «Мальчишник 3». Вас задевает, если вас классифицируют?

Б.К. До Оскара я об этом не думал. А потом многие стали говорить, что я и не актёр вовсе, а так себе. Это меня удивило. В «Мальчишнике» я сыграл роль, над которой много работал вместе с режиссёром, чтобы мой персонаж вписался в историю. Также и с «Незваными гостями» и моим персонажем Заком Лоджем. Я играю людей, наполненных и богатых, а каждый думает, что я и есть тот парень. Они считают, что я этот нахальный  придурок!
Я так устроен, что мне хочется многое узнать. Актёрство и съёмочный процесс это художественные формы, но это и моё дело. Этим я зарабатываю на жизнь, и я хочу знать всё, и самое плохое тоже. Поэтому я окружаю себя людьми, способными говорить мне правду.

DETAILS:  А как же ваш бизнес, где стало уже поговоркой «Все агенты прирождённые лжецы» ?

Б.К. Я работаю с моим агентом уже некоторое время, и у нас сложились честные отношения. Я не нуждаюсь в защите. Я хочу знать, как реально обстоят дела. Он может позвонить мне после того как я встретился с неким режиссёром и сказать: «Он тебя терпеть не может. Говорит, что ты не умеешь играть». Или я хочу встретиться с каким-то режиссёром, а мой агент предупреждает: «Он не в восторге. Не собирается даже с тобой встречаться». Я говорю: «Ладно». Это задевает, зато не расслабляет. Я также знаю, что люди склонны менять свое мнение. Как я.


Оцените, пожалуйста, статью: Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4 (Пока оценок нет)
Загрузка...

2 комментария to Брэдли Купер: «Моя мама – крутая девчонка»

  1. Катя:

    Обожаю его!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *