Сеанс дождливым вечером \ Seance on a Wet Afternoon (1964) – реж. Брайан Форбс

«Сеанс дождливым вечером очень тревожный фильм. До самых последних слов в финале невозможно вздохнуть с облегчением, потому что не знаешь, в каком состоянии ребёнок, жива ли она. То, как нагнеталась напряжённость и даже страх, можно смело охарактеризовать, как саспенс самого высокого уровня.

На это работал чёрно-белый формат картины, нуар, жутковатые интерьеры викторианского особняка, занятия спиритизмом,  в которые погружена Майра Сэвидж и, конечно, невероятно мощная игра тандема Ким Стэнли и Ричард Аттенборо.

Самое поразительное, что Аттенборо отдал всё пространство партнёрше, именно она царит в этом маленьком шедевре.

А Ричард всё сыграл своими глазами, которые невозможно забыть. Они проникли мне в самую душу. Я впервые сталкиваюсь с такой интерпретацией образа – молчание, редкие реплики и только взгляд. Я почитала фильмографию Ким Стэнли и удивилась, как мало она сыграла. В то же время, коллеги по цеху называли её «Брандо» за её актёрское мастерство. Да и такое совпадение имён неслучайно. Стэнли Ковальски – персонаж Брандо в «Трамвае «Желание».

Сказать, что мне понравилось, как она играет, значит, не сказать ничего. Она потрясает. Какая же она разная в этом фильме. Ей по сюжету около сорока лет, но она кажется порой старой или вдруг совсем юной. Её нежный голос варьируется от жёсткого менторского до жалобного детского. Ким играет очень сложный характер – за ней не поспеваешь, её настроение меняется, как британская погода.

Фильм начинается со спиритического сеанса, когда несколько человек, взявшись за руки, участвуют в процессе вызывания духов, спиритов. Майра (Ким Стэнли) убедительна в образе медиума.

Без надрыва, спокойно, она произносит какие-то слова, которые участники сеанса примеряют на свою жизнь, принимают как сигнал своих умерших супругов. Насколько она обладает даром ясновидения, а насколько играет выбранную роль, трудно сказать. Иногда мне хотелось верить, что она имеет связь с потусторонним миром. Правда, затем всё рассыпалось прахом. После сеанса, когда все ушли, происходит беседа с Уильямом Сэвиджем (Ричард Аттенборо).

Не сразу понимаешь, в каких они отношениях находятся и кто такой Артур, которого так часто упоминает в разговоре Майра. Не только упоминает, он для неё авторитет, душеприказчик. «Артур сказал, Артур одобрил, Артур благословил». Постепенно понимаешь, что это супруги, что Артур, ребёнок, которого они потеряли сразу после рождения, что жизнь их совместная печальна и убога, что мистер Сэвидж не может работать из-за приступов астмы, и Майра зарабатывает на жизнь этими сеансами. И, наконец, именно она придумала своим воспалённым мозгом план, как стать богатыми. Нужно всего лишь «позаимствовать» чужого ребёнка из богатой семьи банкира, получить выкуп, а затем в одном из сеансов рассказать о местонахождении и ребёнка, и денег. Так она станет знаменитой на всю Англию и войдёт в элиту медиумов. Надо видеть, как тяжело соглашается на её план муж. Но идея целиком завладела шатким сознание Майры, только ею она живёт и держится. Она считает себя не только одарённой, но ещё и особенной. Она говорит Сэвиджу: «Иногда мне хочется быть обычной. Как ты».

К этому моменту все детали обговорены многократно. На муже вся физическая сторона похищения. На ней – связь с общественностью. Её уговоры принимают форму шантажа. Она манипулирует его чувствами – «Ты обещал. Ты уходил, но вернулся. Я приняла тебя. Ты любишь меня? Тебе нужно это доказать. Ты слабый. Ты зависишь от меня. Я всегда права». Видно, как всё это мучительно больно мужчине. Он не в силах сопротивляться. В нём словно нет никакой энергии, выжат досуха. Последний барьер сопротивления сломлен, он готов осуществить их план.

Всё получается, как задумано. Подозрительно легко. И страшно в своей обыденности. Десятилетняя Аманда сначала испугана, а потом настроена сопротивляться.

Жуткая картина, как Уильям перетаскивает девочку, усыплённую хлороформом, в свой стародавний мотоцикл с коляской. Неясно, какой он человек, этот Сэвидж, и на что он способен. В голове моей сидит его персонаж из «Риллингтон Плейс, дом 10», серийный убийца. От этого образа трудно отвлечься, он меня преследует многие годы. К счастью, здесь герой Аттенборо совсем другой. Совсем. Да, он слабый, им манипулирует железная женщина, но он умеет сопротивляться. В нём живёт сострадание и чувство вины. Зачем он вообще вошёл в этот безумный план? Не хотел протестовать, чтобы не злить жену? Боялся её диких истерик? Но играя в игру с якобы живым Артуром, живым где-то там, на радуге небесной, он только способствовал её сползанию в нереальность. Тут у меня возникла параллель с фильмом Майка Николса «Кто боится Вирджинии Вулф?», где также родители играют в игру, что их ребёнок жив. Когда Уильям осознаёт, что Майра непросто хочет «позаимствовать» Аманду у её семьи, а лишить её жизни, вот тогда им овладевает ужас. Почему им не овладел ужас в самом начале планирования? Почему он на минуту не представил, каково будет родителям похищенной девочки? Мы видим несчастную мать, убитую горем, суетливого отца, они такого же возраста, как похитители. Миссис Клейтон, мать девочки, приходит на спиритический сеанс к Майре, чтобы получить хоть какую-то надежду, что ребёнок жив.

Сцена, где одновременно мы присутствуем на сеансе, а потом в комнате, где прячут заболевшего ребёнка, душераздирающая.

Да что же это за люди, что пошли на такую отвратительную авантюру? Да были ли они нормальными до того, как в их жизни случилась та трагедия? И какое наказание они получат за то, что совершили?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *