Глава вторая \ Chapter Two (1979) – реж. Роберт Мур

Этот фильм настолько неловко смотреть, словно подглядываешь в замочную скважину за своими друзьями. Ещё бы! Я люблю драматурга Нила Саймона, как родного и Маршу Мейсон уважаю после комедии «До свидания, дорогая». Представьте, после смерти жены Джоан Бейм, с которой он прожил двадцать лет, он в тот же год женится на Марше Мейсон. Их отношения, воспоминания Саймона о жене, невозможности её забыть и отдаться новому счастью, открыв вторую главу, всё детально и подробно рассказано в фильме. И всё бы ничего, будь на месте деревянного Джеймса Каана другой актёр, возможно, я бы поверила в его терзания по умершей жене. В версии Каана всё выглядит как нарочитый фарс и издевательство над Дженни, персонажем Марши.

Тысячу раз я успела спросить: «Марша, неужели ты всё это прошла с Саймоном? Он рыдал и отвергал тебя, а ты терпела его долгие десять лет, пока не плюнула и осталась одна?»

Только вообразите бесконечно ноющего мужчину рядом, который не может забыть свою половину, как ни старается. Это не смешно. Это страшно. И я не смеюсь совсем, потому что понимаю, как много лет иногда надо, чтобы отпустить от себя память о родном человеке. И Дженни не позавидуешь! Она влюбилась.

Всё так романтично начиналось. Она только что развелась с первым мужем, неудачливым игроком бейсбола и ещё в себя не пришла, как на неё навалилось новое знакомство. Знакомство устроила близкая подруга Фэй (Валери Харпер), близкая знакомая Лео Шнайдера (Джозеф Болонья), брата Джорджа Шнайдера.

Лео – телевизионный продюсер и спит со всеми подряд, хотя, как признаётся, любит только свою жену. Вопрос лишь в том, когда его жене это надоест. К середине истории вроде бы она устала от этих измен и подала на развод.

Лео не просто персонаж второго плана – он выразитель всей доктрины Голливуда, его аморального кодекса – спи сам и дай другим. Верность и преданность не поддерживаются. Существует кодекс аморального строителя киноиндустрии, и Лео старается не отстать. Он также рвётся изо всех сил, чтобы помочь горюющему брату. Все говорят об умершей жене Джорджа Барбаре, каким совершенством она была, ни изъяна, ни червоточинки. Что, впрочем, можно воспринимать иронично – возведена в лик святых, законсервирована и запечатана: не трогать грязными лапами. Тогда к чему эти нелепые попытки свиданий, знакомств и, тем более, скороспелая свадьба?

Не понимаю внезапной любви Дженни к Джорджу. Чем он её взял? Конечно, после бейсболиста с отбитыми мозгами, партия в более выигрышной позиции, но не видеть его вечной меланхолии, уходящей в депрессию, скачки настроения – это прямо за гранью моего понимания. Дженни обрекла себя на тягостный союз с человеком, которого ей придётся волоком тащить по жизни и постоянно подбадривать за счёт своего душевного здоровья. Его профессия также не способствует усилению оптимизма – он писатель, а значит, будет курсировать между ямой и канавой, а виноватой всегда будет Дженни.

Дженни, бедная Дженни. Думаю, бейсболиста она вспомнит много раз. А если учесть личный опыт самой Марши, которая протянула десять лет в замужестве с Нилом Саймоном, то она достойна памятника нерукотворного.

В картине «Вторая глава» всю историю Марша Мейсон тащит на своих хрупких плечах. Если в комедии «До свиданья, дорогая» её ношу периодически подхватывает неотразимый Ричард Дрейфусс, то здесь она, как на выжженном поле – помочь некому. Джеймс Каан льёт крокодиловы слёзы, предаётся внезапным рефлексиям и выскакивает из постели, как ошпаренный, где только что страстно обнимал Дженни.

Всё лишнее, всё напрасно, все её потуги увлечь любимого прочь от бездны, пусты. И нелепый финал, где Дженни произносит гигантский монолог в шекспировском духе, типа: «Да, я от себя без ума!» – он такой натужный, что поверить ей может лишь самый наивный человек. Вроде как она сейчас вот всё ему скажет о том, как высоко себя ценит, и всё изменится. Наступят благостные времена. А ведь так и выходит по сценарию. Она сдвигает своего партнёра с мёртвой точки. “Но не верю!” – как сказал бы Станиславский. Я, тем более, не верю))

Мой вердикт – «Вторая глава» это жалкая пародия на восхитительный фильм «До свиданья, дорогая». Картине не хватило главного – органики, которая существовала между Маршей Мейсон и Ричардом Дрейфуссом. Каана я бы оставила как часть мебели, столика, например, куда двое влюблённых поставят чашечки с чаем, печенье и усядутся смотреть лучшие комедии Нила Саймона – «Пленник второй авеню», «Странная парочка», «Дешёвый детектив» или «Ужин с убийством».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *