Парики, носы и бороды для гномов от Питера Кинга

Пусть книга «Хоббит» одна из самых простых и маленьких у Джона Толкиена, но создание тринадцати запоминающихся обличий гномов совсем непростая задача. Для Питера Кинга, стилиста и гримёра, это стало самым настоящим испытанием. Получив вместе со своим помощником Ричардом Тейлором Оскара за удивительный грим в трилогии «Властелин Колец», он продолжил работать с Питером Джексоном над образом персонажей в «Кинг Конге» и «Милых костях». Но «Хоббит» — лучшее достижение мастера в создании поразительных причесок, бород и усов капризному населению Средиземья.

Каково это вернуться в Средиземье после такого длительного отсутствия?

П.К. Да словно мы никуда и не уезжали. У нас был перерыв в девять лет и несколько фильмов в этот промежуток. Но возвращение очень приятно, как встреча со старым другом. Для меня Новая Зеландия стала уже родным домом.

Какова была ваша реакция, когда вы узнали, что будет фильм «Хоббит»?

П.К. Я работал в проекте «Милые кости» и встретил Гильермо Дель Торо, который был весь с головой в обсуждении «Хоббита». Я тогда подумал, что он будет снимать картину со своей командой. Поэтому я и не стал раздумывать об этом серьёзно. А потом мне позвонили и сказали, что Питер будет снимать и не хочу ли я с ним снова поработать. Я только что закончил работу в «Пиратах Карибского моря» и был совершенно готов для «Хоббита»

Вы можете рассказать о вашем процессе?

П.К. В этом фильме гораздо больше работы, чем во «Властелине Колец», прежде всего, из-за тринадцати гномов, главных героев, проходящих через всю историю в фильме. Работа шла коллективно: Ричард Тейлор, Питер (Джексон), Фрэн (Уолш) и WETA – каждый участвовал в процессе. Вся концептуальная часть решалась в WETA, а уж мы выбирали, что больше всего подходит каждому гному. Нам надо было показать, что это братство, и выглядеть они должны как единая раса. Но внутри этого сообщества есть 13 разных личностей, поэтому нам надо было их отличать, узнавать их и понимать. Прежде всего,  пришлось создать их действительный облик, потом скульптуры, чтобы представлять их трёхмерными. Моя работа заключалась в создании всех волос, цвета и что с этим можно сделать. Потом мы нарисовали все протезы, в мастерских WETA их изготовили, мы их наложили, Тэми Лейн и я. Мы стали их проверять в действии. Затем мы провели смотрины под названием «Покажи и скажи», когда персонаж выходит к нам в полном гриме и облачении, при всё параде. Это и есть финальный штрих в создании образа в присутствии меня, Питера, Фрэн, Филиппы (Бойенс) и всех ответственных глав подразделений. Посмотрев на такого персонажа со всех сторон, мы приходим к соглашению по тому, что не так. Иногда то, что кажется приемлемым в мастерской, совсем не работает и приходится всё менять.

А были предприняты какие-либо изменения в срочном порядке, в последнюю минуту?

П.К. Думаю, практически каждый гном претерпел изменения после показа перед нами. Пришлось вносить изменения. В основном это были не радикальные переделки – меняли цвет, протезы, форму бороды. Чтобы принять облик гномов из фильма, каждому актёру пришлось пройти через три четыре просмотра «Покажи и скажи»

И на протяжении двух лет съёмочного процесса с каждым образом, с каждым новым костюмом и в случае гибели костюма, мы проходили эту серию серьёзных смотрин. Не могу точно сказать, сколько раз гномы стояли перед нами в полном облачении, чтобы мы были абсолютно уверены и довольны их видом и дали добро на съёмки. Я рассказал о рутинном процессе работы с тринадцатью гномами, а ведь на них дело не заканчивается, у нас есть ещё и остальные персонажи. Это же самое повторяется с каждым персонажем. У двух третей всей команды есть либо протез, либо парик, либо и то и другое. У каждого гнома имеется дублёр маленького роста и два каскадёра. Для каждого из тринадцати гномов изготовлено шесть париков и восемь бород. А если взять Гэндалфа, то у него пять париков и пять бород. В итоге получается сотни и сотни париков. В нашей команде тридцать семь основных мастеров, но мы, бывает, приглашаем ещё  до ста человек в день на помощь в укладке и волос и гриме.

Должно быть это очень длительный по времени процесс.

П.К. Мы используем силикон в капсулах, совершенно новый продукт, его легко накладывать, он хорошо камуфлирует край, поэтому время приспособления протезов сильно сокращается. Это облегчает жизнь актёрам. Весь процесс полного макияжа, протезов, волос и костюма занимал около 2-3 часов.

Как вы выбирали цвет волос?

П.К. В книге у них разноцветные бороды: синие, зелёные, серебристые и так далее.  Но мы сразу это отставили, потому что хотелось, чтобы персонажи были убедительны. Там, где у Толкиена говорится о серебристой бороде, мы создавали седую и так далее, но не использовали никаких странных цветов, потому что это могло выглядеть очень комично, а нам хотелось серьёзности и веры в Средиземье.

Например, у Глоина рыжая борода, так как он является отцом Гимли во «Властелине Колец». Нам пришлось придать такой же цвет его волосам, а в глазах у Питера Хамблтона контактные линзы, ведь они из одной семьи. У Бомбура причёска в духе священника из фильмов о Робине Гуде, а борода огромная, оборачивающаяся вокруг него как колесо.

Затем Фили и Кили, два брата, сексуальные гномы, если хотите. У одного явный ирландский акцент. Мы отказались от тяжёлых протезов для этой молодёжи. У старших большие лбы, но Фили и Кили молодые, поэтому насадки на лоб маленькие, но со временем они будут похожи на своих старших родственников. У них в глазах всегда скачет чёрт, они всегда готовы к разным проказам.

Как работалось с другими актёрами?

П.К. У нас в распоряжении тринадцать гномов и это отряд великолепных актёров. Они были очень терпеливы с нами. Все эти костюмы с тяжёлыми подкладками, увеличивающие их размеры, весят очень много. Мы старались облегчить эти костюмы, но всё равно в них было очень жарко. Нам приходилось держать актёров постоянно в прохладном состоянии, потому что если они перегреются, все протезы могут свалиться и растаять. Вот и приходилось стараться изо всех сил, чтобы этого не случилось.

Что вдохновило вас на такие парики и бороды?

П.К. Нам не пришлось ничего искать. Каждый сел и подумал: «Как эти гномы могут выглядеть? Как нам сделать их похожими на гномов, но в то же самое время можно было поверить, что они действительно существуют?» Мы знаем, что у гномов есть бороды и т.д. У нас был Гимли в трилогии «Властелин Колец», и надо было соответствовать. У многих из них густые жёсткие волосы и большие руки. Грим, причёски и все протезы должны находиться в гармонии. Мы не могли дать гному шелковистые волосы, потому что всё другое будет выглядеть непропорционально. Поэтому их волосы должны быть объёмными. Большинство париков изготовлено или из волос яка или смешанных с ними волос. Мы скупили всю шерсть яка, какая нашлась в Англии. Очистили всех поставщиков волос яка. На парики ушло где-то около 60-80 килограммов этого ценного материала.

Из всех ваших работ –эльфов, волшебников, гномов – какой работой вы больше всего гордитесь?

П.К. Я очень доволен тринадцатью гномами. Мы работали четыре-пять месяцев, прежде чем поставили их перед камерой. Когда смотришь на тринадцать гномов, таких свирепых и диких, хочется аплодировать всем, кто участвовал в их создании.

У вас уже большой опыт работы в жанре фэнтази. Вам нравится эта территория?

П.К. Эту территорию я очень люблю. Это прекрасное место.  Я также очень люблю историческую драму, но меня не очень часто просят там работать. Когда-то я работал на таких картинах как «Идеальный муж» и «Как важно быть серьёзным». Желание работать в жанре фэнтази проистекает из моего театрального опыта – я поработал в театре и в опере, прежде чем перейти в кино. Тогда было много исторического материала в кино. Я  много узнал об исторических периодах и что тогда происходило. Мои знания в этой области довольно обширны, и идеи приходят ко мне легко. Меня трудно напугать. Достаточно шагнуть вперёд, и фантазия начинает работать.

Имея всю эту информацию в своей голове, ты каким-то образом начинаешь выуживать оттуда всякую всячину, комбинируешь это так и сяк, придумываешь и изобретаешь нечто совершенно другое. Некоторые люди говорят: «О, Господи, я бы перепугался делать такое, столько разных идей и мыслей». Но лично для меня это своеобразный вызов. Куда можем мы зайти в своих идеях?  Возможно ли сделать что-то такое, чего люди ещё никогда не видели? Сейчас это очень трудно, потому что сегодня такое разнообразие. Но это вызов и это интересно. Не думаю, что мне бы понравилось работать с современными фильмами. Мне хочется чего-то более авантюрного. Мне нравится придумывать, а не копировать. Предела фантазии нет. С сегодняшними протезами и прочим материалом можно реализовать любую фантазию. Ничто тебя не сдерживает.

Вы давно работаете с Питером Джексоном.

П.К. Начиная с «Властелина Колец» я работал во всех проектах Питера. Нам вместе хорошо работается. Я из тех людей, что не любят излишне приставать с вопросами, я занимался своей работой, он любит заниматься своей. Время от времени мы встречаемся и обсуждаем какие-то вопросы, вот так это обычно происходит.

Как созданные вами образы в «Хоббите» отличаются от образов «властелина Колец»?

П.К. Здесь есть новые персонажи, о которых я не могу говорить, потому что их нет в первой части. Но когда вы сможете увидеть все три фильма «Хоббита», а  затем «Властелин Колец», вы поймёте, что их объединяет язык. Он должен быть общим. Вы ничего не можете поделать с персонажами, которых когда-то видели. Нельзя основательно переделать Галадриэль или Гэндалфа.

Мы пытались сделать их чуточку моложе в нашем фильме «Хоббит». Ещё раз повторюсь, невозможно изменить персонажей, которых уже знаете. Поэтому единственным полем деятельности стали новые герои, такие как гномы, но Средиземье остаётся Средиземьем.

Язык, который мы создали во «Властелине Колец», это то, на чём надо было концентрироваться и не слишком от него отклоняться, иначе это будет выглядеть радикально другим. Это будет внезапным скачком от одного к другому, и вы скажете: «О, это снимали тогда, а это сегодня».

Мы действительно старались этого избежать. И мы бывало подходили к Филиппе Бойенс, которая знает буквально всё до мельчайших деталей о Средиземье и спрашивали: «Мы хотим сделать это. Не слишком ли это большое отклонение от Средиземья?» А она в ответ: «Нет, потому что Толкиен сказал то-то и то-то…»

Мы всегда находили нужную информацию у Филиппы, чтобы люди были полностью уверены в том, что они находятся в Средиземье, а не где-то совсем в другом месте. В этом смысле хоть технически многое изменилось, но язык остался прежним.

Источник Latimes.com


Оцените, пожалуйста, статью: Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *