Голод \ The Hunger (1982) — режиссёр Тони Скотт

Ещё один грустный фильм о несбыточных мечтах вампиров. Ещё бы не грустить, если вечная жизнь и вечная молодость  даже вампирам не доступны. «Голод» Тони Скотта это эстетически стильный шедевр во всех отношениях, кроме одного маленького «но», в нём нет истории, которая захватила бы целиком и полностью и заставила фантазию работать. Этот фильм как поход в галерею на фотовыставку, где очень красиво, но холодно.

В далёких 80-х фильм на своём домашнем видеомагнитофоне не посмотрел только ленивый — ведь главных вампиров сыграли две иконы двадцатого века – французская фарфоровая красавица Катрин Денёв и хамелеон рок музыки Дэвид Боуи.

Затем к ним присоединяется не менее красивая, в самом расцвете карьеры Сюзан Сарандон и история приобретает откровенно лесбийский акцент. Можете себе представить, что все сексуальные сцены выполнили сами актрисы, их не подменяли «body», думаю, из-за доверия к режиссёру и сумасшедшего бюджета фильма.

Наверное, уже тогда им пророчили место в пантеоне славы. Так и случилось…Коммерческого успеха не было, реакция критики была только отрицательной. Например, мой любимый Роджер Эберт пишет в своей статье о «Голоде:

«Это ужасно плохой вампирский фильм, вращающийся главным образом вокруг действенно снятых постельных сцен».

Зато фильм стал культовым и вряд ли кто-то посмеет назвать его однодневкой.

Несомненно, стиль царит в вампирской драме. Действие происходит в Нью-Йорке, огромном особняке с чердаком и лифтом. Визуально каждая сцена залита причудливым мерцающим серо-голубым цветом, представляющим спокойствие вечной жизни или предрассветный голод.

Музыкальный ряд состоит из перемежающихся фрагментов нестареющей классики (Джон играет на виолончели мою любимейшую сонату Piano Trio in E-Flat ,Op 100 Франца Шуберта, например) и  буквально преследует мрачный тяжёлый ритм готской группы Bauhaus. Они появляются в самой первой сцене в ночном клубе, куда приходит Мириам (Катрин Денёв) со своим любовником Джоном (Дэвид Боуи), чтобы присмотреть кровь и плоть на вечерний ужин.

Мириам и Джон уже вместе два века, он — виолончелист, и она познакомилась с ним в Париже.  Обещала ему вечную молодость. Прожив в молодости двести лет (неплохой показатель!), он вдруг стал замечать появление первых морщин на своём безукоризненно молодом лице.

А потом уже и старость стала наваливаться всей мощью или немощью. Это внесло неприятные нюансы в дотоле безоблачные любовные игры. Они узнали, что в клинике Нью-Йорка ведёт научные исследования д-р Сара Робертс (Сюзан Сарандон). К ней отправляется отчаявшийся Джон.

Старение приобретает космическую скорость. Сцена, в которой Джон тщетно ожидает приема у доктора и начинает стариться на глазах, просто сносит крышу. Этот эпизод надо показывать во всех поликлиниках в назидание врачам,  пусть посмотрят, что может произойти с пациентами, которых вовремя не осмотрел доктор.

Сначала она думает, что Джон какой-то сумасшедший, что никакого синдрома быстрого старения у него нет, но потом уже слишком поздно. Распад плоти происходит с дикой скоростью и ничем своему любовнику Мириам помочь не может, разве что уложить его в приготовленный заранее гроб наверху, где стенают в вечной смерти её прежние любовники. Это чердак вызывает оторопь, настолько жутко придумано хранилище для плоти, где застряли души. Они лежат в хорошо проветриваемом помещении в стиле hi-tech, несравнимо далеко от Дракулы с его ледяным склепом и землёй вместо подстилки под страдающую от артрита спину.

Надо сказать, что движение и изгибы занавесок интересуют режиссёра Тони Скотта гораздо больше, чем застывшие статические персонажи. После сумасшедшей сцены старения история опять замирает в летаргическом сне, пока Сара не появляется на пороге дома Мириам, чтобы удовлетворить своё профессиональное любопытство. Мириам удовлетворила всё сразу.

Сара становится способной ученицей в науке вампиризма, не зря по профессии она учёный исследователь. Мириам глубоко ошиблась, считая, что нашла в лице Сары послушную замену Джону.

В фильме не произносят таких слов как вампир, вампиризм. Узнаёшь любопытные детали из физического существования вампиров нового времени. Оказывается, у них нет никаких физических преимуществ перед обычными людьми: чтобы убивать, им требуются ножи, затем надо избавляться от трупов и прятать все свидетельства, указывающие на их причастность к преступлениям.

Лейтмотив «Голода» это одиночество вдвоём в вечности. Вампиры по определению чуждаются человеческого мира, но ведь им надо утолять голод, а потому приходится исследовать всё новые и новые территории. Чтобы не выглядеть пережитками прошлого, они приобретают все артистические и культурные навыки, превращаясь в рафинированных лидеров любого, самого изысканного или не очень изысканного общества, всё по обстоятельствам. Они, конечно же, устали от светской жизни, мир совсем не меняется, он однообразно скучен, но без него никуда.

Это первая работа  Тони Скотта в кино. Он и его брат, Ридли Скотт, вместе работали в рекламном агентстве и вместе подались в режиссуру. Ридли оказался более успешным, чего только стоят его эпики «Царство небесное», «Гладиатор», «Чужой», у каждого свой список любимых картин. В июне все мы с нетерпением ждём «Прометея» с Майклом Фассбендером. У Тони Скотта всё выглядит гораздо скромнее, но в его списке тоже есть маленькие жемчужины, например, «Настоящая любовь», «Последний бойскаут» и «Полицейский из Беверли-Хиллз 2»

трейлер фильма Голод


Оцените, пожалуйста, статью: Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *