Война теней \ Shadowboxer (2007) – реж. Ли Дэниелс

Фильм «Война теней» ужасен во всех смыслах. Он рассказывает о небольшом периоде жизни двух киллеров, Роуз (Хелен Миррен) и Майка (Кьюба Гудинг мл.) и соприкосновение с ними неприятно, омерзительно. Мне непонятно, что хотел сказать режиссёр Ли Дэниелс, снимая такое кино. Цель одна – шокировать.

Это получилось. Такого количества трупов, крови и секса в одном фильме не припомню давно. Ещё хорошо, что картина не слишком длинная по сегодняшним меркам – полтора часа, иначе ещё больше трупов и ещё больше крови. Хотя куда уж больше? Но финал картины это обещает, ведь смена подрастает и уже отлично управляется с оружием.

Сначала мне показалось, что история не пойдёт той дорожкой. Мне понравилась эта странная парочка, стареющая и доживающая последние мгновения Роуз, и молодой, мужественный Майк. Даже их физическую близость можно было пропустить мимо, пока не узнаёшь, что их вместе свело. И это сразу изменило моё настроение.

По ходу сюжета зрителю растолковывают, как они оба дошли до жизни такой – всё свалено на жизненные обстоятельства. У Майка монстр отец, профессиональный киллер, а значит, сыну суждено взять в руки оружие и таким образом зарабатывать на жизнь.

Роуз в порыве откровенности рассказывает Вики, как мечтала сделать этот мир более справедливым и работала в организациях, надо полагать, террористических. Потом сошлась с отцом Майка, но пришлось его убрать, взяла на воспитание его сына. Неловкий момент. Когда? Когда затащила его в постель? И на этом этапе сразу становится очень неприятно следить за их историей. В их отношениях работа превыше всего, но в шаге перед вечностью, Роуз начинает думать о боге и воздействовать на своего партнёра.

Решающей точкой в этом воздействии становится отказ выполнить заказ на убийство Вики (пренеприятная Ванесса Ферлито).

У Роуз не поднялась рука убить женщину на сносях , которую заказал Клейтон (Стивен Дорф), психопат и бандюга, просто ходячий образ из наших бандитских  90-х. Все его поступки не мотивированы, он непонятно что и кто.

Он и сам постреливает, но изредка нанимает людей со стороны. Его подруга Вики не вызывает никакой жалости. Она признаётся, что жить с убийцей её заводит сексуально. Можно быть спокойной за эту часть её существования – завод не закончится. Когда её вместе с новорожденным сыном забирает к себе Роуз, Майк нехотя идёт на это – слово умирающей закон. Здесь самая настоящая дыра в сценарии – Клейтон не ищет тех, кто не выполнил его заказ, а ведь деньги взяты. Он вполне мог бы вычислить киллеров, но это не подошло бы к притянутому за уши сюжету – ребёнок должен вырасти, чтобы взять и пристрелить отца. Поэтому на экране воцаряется полная семейная идиллия – мать ходит на занятия в колледж, а Майк, отец, сидит с мальчиком дома. Так продолжается несколько лет, пока сценарист не вспомнил, что пора выводить на сцену психопата Клейтона. Уж больно тот засиделся без трупов. Да и сынок вырос вырос и пора сводить счёты с биологическим папашей.

Сцена расправы в подвале настолько шаблонная, что знаешь наверняка, кто что будет делать и чем всё закончится. Зло однозначно наказано, поскольку отцовские чувства никак не возобладали в Клейтоне – поделом ему пуля в лоб. Семья грузится спешно в автомобиль и бежит с места разборки, усеянной трупами. Сын – настоящий герой, папина гордость, спрашивает: «Ты мой папа?» Майк: «Я твой папа, нам нужно быть осторожными с такими людьми, как Клейтон». На что решительный малыш отвечает: «Мы убьём их».

И это так бодрит. Отныне защита семьи в надёжных ручонках.

Мой вывод – картина перегружена побочными линиями с плохой проработкой  – слишком много времени отведено Клейтону и его проказам, доктору Дону (Джозеф Гордон-Левитт) и его проказам. Вместо этого надо было сосредоточиться на главных персонажах, Роуз и Майке, обосновав их занятие как неизбежность в выборе профессии. Её рассказ о себе в беседе с Вики и его воспоминания во флэшбэках очень смешны и не вызывают веры и сочувствия. Без этого рушится конструкция – Роуз и Майк становятся точно такими же, как Клейтон или отец Майка. Не лучше, не хуже. Но самое ужасное, малыш, из которого вырастет монстр. Путь его неисповедим – он вполне может принести в класс пушку и перестрелять одноклассников – уже почувствовал кровь.

Об актёрской игре говорить не приходится – все работают в заданной схеме. Хелен Миррен – скупа в жестах, но умеет играть мысль.

Кьюба Гудинг также скуп в жестах, но мысль играть не может. Фильм в оригинале называется “Shadowboxer”, то есть, персонаж Гудинга сражается тенью, боксирует, чтобы поддержать себя в форме.

Отличная физическая форма заменила всё его лицедейство. Камера не спускает глаз с оголённого тела актёра, будь то на простынях, или в душе, или на пленере, и даже есть голый Гудинг с лопатой в руках и на могильном холме.  Режиссёр Ли Дэниелс насладился видом своего актёра на полную катушку. Я даже поискала информацию об ориентации режиссёра – так и есть, гей.

 


Оцените, пожалуйста, статью: Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *