Суровая и мрачная правда за фасадом романов Джейн Остен

Моя любовь к романам Джейн Остен не ослабевает. Ослабевает любовь к экранизациям её романов, и даже мой любимый сериал «Гордость и предубеждение» вдруг осточертел. Несмотря на моё восхищение тем историческим периодом, который воспроизводит в своих романах писательница (Регентство очень часто произвольно относят к всепоглощающей Викторианской эпохе), я понимаю, что это время слишком идеализировано, чтобы быть правдой.

Вот и книга «Девушки Остен» (Austen Girls) автора Хелен Эми приводит неоспоримые доказательства того, какая суровая и мрачная правда скрывается за фасадом милых романов англичанки.

Как приятно верить мифам и легендам о любимых авторах, будь то Шарлотта Бронте, Джордж Эллиот (это женщина!) или Джейн Остен. Кажется, что счастливая, наполненная солнцем жизнь их не обошла стороной. Но не тут-то было. Стоило покопаться биографам, и правда вылезла из всех щелей. Эти мифы создавали сами родственники, пытаясь приукрасить действительность, чтобы угодить читателям. Да и себя выставить в лучшем виде. Биограф Хелен Эми пишет:

«Её племянник, являющийся одним из самых ранних биографов Остен, утверждает, что она вела спокойную жизнь без тревог. Но её семью также не обошли болезни и трагедии».

Например, смерть Томаса Фаули от жёлтой лихорадки. Томас был женихом Кассандры, любимой старшей сестры Джейн, и сама Джейн питала к нему серьёзные чувства.

Смерть во время родов была настолько обычной, что Джейн изо всех сил старалась обойти эту тему в разговорах с невесткой, ожидающей первого ребёнка. Это было непросто, когда у всех на устах были страшные новости о смерти двух соседок во время родов. Другая невестка Джейн, Элизабет, умерла сразу после рождения своего 11-го ребёнка. Её сражённая горем дочь Фанни пишет в своём дневнике:

 «О, страшные события дня! Моя мать, моя любимая мать была оторвана от нас сразу после обстоятельного ужина. Она вдруг страшно заболела и скончалась через полчаса».

Джейн Остен родилась в 1775 и умерла в 1817 в возрасте 41 года. Причиной смерти называлась желчь или ревматизм, что впоследствии было пересмотрено в сторону заболевания эндокринной системы и рака. Её жизнь окончилась до того, как начала зарождаться медицина. Она жила во времена аптекарей, внезапных смертей, веры в то, что питьё минеральной воды спасёт от всех болезней оптом, что пиявки вылечат  от головных болей, а поход к дантисту кончится всего лишь обмороком в лучшем случае.

Время правления короля Георга славилось не только изысканными туалетами, но и постоянными страхами людей за свою жизнь. И это касалось не только бедняков, но и привилегированного класса, к которому причисляла себя Джейн. Для неимущих людей жизненный стандарт был ниже, чем в средневековье, а каждый их день превращался в битву со смертью.

Отголоски жизненных несчастий слышны в романах Джейн. Косвенно. Её истории заполнены болящими, вдовами и вдовцами, сиротами. Кроме того, всегда её романы заканчиваются предложениями руки и сердца. Но что дальше, можно только гадать. Насколько будет счастливой Лиззи Беннет в статусе жены мистера Дарси, ожидая их одиннадцатого ребёнка? Такие вопросы нет-нет, да и стучатся в голову, когда перелистываешь любимые романы. Да задумываешься над самым главным вопросом всех её романов: Что лучше, выйти замуж без любви, но освободиться от семьи брата-сестры и не быть у них вечной тётушкой-нянькой или, всё-таки, как Джейн Остен, отказаться от замужества? И ярким примером здесь является Шарлотта Лукас, подруга Лиззи Беннет. С точки зрения читателя её брак представляется ужасным – мистер Коллинз – человеческая пародия, жалкий человек, зависящий от мнения сильных сего. Пресмыкающееся. (И как божественно сыгран Дэвидом Бамбером!)

Но Шарлотта нашла свою выгоду в таком браке. Она проводит время в одной части дома, он – в другой, каждую секунду выбегая на дорогу в ожидании экипажа своей покровительницы. Тем самым, супруги, к вящему удовольствию обеих сторон, днями не видят друг друга. В доме отца Шарлотте бы так не повезло. Ярлык «старой девы» ужасен, он многократно хуже брака без любви. Конечно, при условии, что женщина не вышла замуж за какого-нибудь драчуна и грубую скотину.

К счастью, в романах Остен у каждой Лиззи Беннет есть мистер Дарси, у Энн Эллиот – Фредерик Уэнтворт, а для Фанни Прайс припасён набожный Эдмунд Бертрам. Писательница не даёт нам погрузиться в мрачные раздумья – счастье в её романах кроется за соседним деревом.

И, несмотря на то, что сама Джейн предпочла жизнь с сестрой в окружении племянников и племянниц, она не проиграла. Она занималась любимым делом и выкроила время, чтобы оставить нам своё литературное завещание, несколько безмятежных романов, которые заставляют нас верить – любовь случается и очень часто, не надо отчаиваться.

 

Как вам пост? Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4 (3 оценок, в среднем: 3,67 из 4)
Загрузка...

6 комментариев to Суровая и мрачная правда за фасадом романов Джейн Остен

  1. dorohuncio:

    Блин, рука дрогнула, хотела пять звёзд поставить. Есть сериал – Больница Никербокер и хотя он по сюжету уже не Викторианскую эпоху затрагивает, но довольно сильно сбивает романтичный флёр с этого периода.

    • georgina:

      Я читаю эти романы без прежнего удовольствия – не могу отвлечься от фактов того времени. Как иногда полезно мало знать, зато пребывать в умилении и рисовать картины маслом.

      • dorohuncio:

        Я думаю полезно знать и меньше пребывать в умилении, чтобы опять невзначай не вернуться в это мракобесие. А попытки делаются в некоторых вопросах, как раз слащавыми рассказами как все благостно было раньше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *