Космополис полностью изменил Роберта Паттинсона

роберт паттинсон в фильме космополис

Время 1:30. Soho House очень закрытый клуб для избранных на бульваре Сансет в Лос-Анджелесе. Только для членов клуба. И если хозяйка, улыбаясь, сопровождает нас наверх, то это только из-за магических слов «У нас здесь встреча с Робертом Паттинсоном в 2 часа дня». (Смотрите сумасшедшую фотосессию Паттинсона у нас на блоге)

Вот это сюрприз – актёр прибыл также на тридцать минут раньше, очень бородатый, для съёмки в новом своём фильме о роке  «Группа». Мы пришли сюда поговорить о «Космополисе» Дэвида Кроненберга, электрошоке, запланированном для показа на фестивале в Каннах.

Канадский режиссёр удивил всех, отдав роль Эрика Пэкера звезде «Сумерек».

28-летний яппи, житель Нью-Йорка, едет на своем лимузине через весь город, чтобы постричься у своего любимого парикмахера. Город находится в хаосе под напором демонстрантов, угрожая самой жизни молодого миллиардера. Это путешествие в ад, которое изменит его навсегда. И то же самое можно сказать о Паттинсоне: он играет поразительно и  как раз вовремя. В середине ноября, когда на экраны выйдет последняя часть «Сумерек», идол подростков канет в лету, а на смену ему придёт большой актёр, открытый «Космополисом». Метаморфозы уже начались.

PREMIERE: Роб, последний раз, когда мы встречались, ты только что закончил сниматься в «Космополисе» и ты сказал мне: «Я не понял ничего из того, что мы делали. Когда я спросил Дэвида, о чём всё это, он сказал: «Не знаю, мне это безразлично!». Но во время просмотра всё было чрезвычайно ясно.

Роб: Во время первого просмотра я был один в комнате, и когда я вышел, я растерялся. Тогда ещё не было музыкального сопровождения. Я увидел фильм вторично с другими людьми, они реагировали, не переставали смеяться. Я сказал себе: «О, всё-таки, получилось» (Смеётся) Не могу дождаться, чтобы посмотреть, как люди будут реагировать. Впервые я могу посмотреть фильм, который можно назвать Фильмом, может, потому что он полностью принадлежит Дэвиду Кроненбергу. Это действительно Его фильм.

PREMIERE: Если честно, то и твой тоже.

Роб: Он чисто Кроненберга, вне всякого сомнения. Большинство режиссёров берут тебя за руку и говорят: «Я помогу тебе добиться того-то или тебе надо то-то…» А Дэвид снимает сцену, а потом говорит «Снято. Следующая!» Он очень чувствителен к актёрской игре. Он не даёт много указаний, но он чертовски точный. Ничего не упустит. Стоит только потерять свою концентрацию на долю секунды, как он тут же заметит. С таким человеком не расслабишься. Во время вечеринки по случаю окончания съёмок я спросил его,  видел ли он какие-то сцены из фильма, а он ответил, что посмотрел весь фильм полностью. Он уже всё смонтировал! Умирая от любопытства, я спросил «Ну, теперь вы знаете, о чём это?» — «Ничего подобного. Но он неплохой. Он смешной». Потом он привёл слова Феллини о том, что фильм мёртв, если к нему нет вопросов. На площадке Дэвид прямо-таки наслаждался тотальным замешательством всех актёров, включая такого опытного как Пол Джаматти.

роберт паттинсон и сара гэйдон

PREMIERE: Предполагается, что режиссёр должен быть впереди всех.

Роб: И ничего не бояться. Но я никогда не работал с таким режиссёром, внушающим абсолютную веру в его способности. Если он не знал, как снимать сцену, он снимал другую. Он знал сценарий наизусть и мог позволить себе такое. Сначала это было напряжно, учитывая моё присутствие в каждой сцене. Но я выучил весь сценарий, как пьесу.

PREMIERE: Хорошо это для актёра бояться или нет?

Роб: В первый день съёмок я даже не старался быть умным. Когда мы ждали первую сцену, Сара Гэйдон (играет его жену в фильме) спросила меня: «Ну, как ты подготовил свою роль?» Я просто вышел из себя, выскочил из лимузина, злой как чёрт и завопил: «Что ты меня оцениваешь? Пытаешься меня проверить?» (смеётся)

PREMIERE: Кроненберг сказал нам, что ты боишься убить его фильм…

Роб: Я нахожусь в такой фазе, когда пытаюсь определить, что я умею как актёр. И иногда это всё усложняется пассивностью, но Дэвид на это не обращал внимания.

PREMIERE: Я посоветовал ему посмотреть четвёртую часть «Сумерек», она в некоторых местах просто в его духе.

Роб: Трудно поверить, что ещё одна серия скоро выйдет. Мне  надо доснять несколько сцен.

PREMIERE: А ты думал, что всё уже позади?

Роб: Точно. Я действительно совсем другой, чем в начале саги. Я постарел. В гримёрной перед зеркалом я вижу, как много появилось морщин с тех пор. Это пугает. Я потолстел. Я больше не влажу в прежнюю одежду.

PREMIERE: Во время твоего первого визита в Канны в 2009, ты произвёл настоящий фурор, около 700 фанатов ждали тебя на набережной. Телохранителям пришлось поднимать тебя, чтобы вытащить из толпы.

Роб: В этот раз они меня проигнорировали, думали, «Нам на него плевать, коль его нет в «Голодных играх!» (смеётся)

PREMIERE: Кстати, вы с Кристен Стюарт словно устроили здесь свидание. Она будет в Каннах с фильмом «В дороге». Фестиваль для вас как выпускной вечер по случаю окончания.

Роб: И я рад этому окончанию. Работа в «Космополисе» с Кроненбергом что-то во мне изменила. Придала храбрости. (смеётся) У меня на очереди пять проектов. До этого я всё время сомневался. Когда я читал сценарий, я сам себя раздражал постоянным вопросом, стою ли я этой роли, смогу ли я её сыграть. Теперь я говорю себе: «Fuck it! Если они готовы меня взять, давай работай!»

PREMIERE: После «Космополиса» ты нигде не снялся, словно ждал других предложений, которые принесёт тебе эта картина. Всё именно так?

Роб: Более или менее. «Сумерки» заняли всё моё время до конца года,  и не так-то много фильмов снимаю зимой. Я начал паниковать три месяца назад, но тут-то и появились новые проекты. Если всё пойдёт нормально, я начну сниматься этой осенью.

PREMIERE: Два года назад ты сказал, что получил предложение сниматься в определённых фильмах и будешь работать в них пока будет возможность. Мне кажется, твой взгляд на актёрскую профессию претерпел изменения. Теперь ты знаешь, куда двигаться.

Роб: Я всегда хотел делать хорошее кино. Но раньше я, когда выпью, действовал в стиле: «Если люди меня не выносят, пусть они идут лесом! (they can go fuck themselves)» (смеётся). Сейчас по-другому: я хочу, чтобы люди, которых я уважаю, также меня уважали. Кажется, что это так легко, когда говоришь, но для того, чтобы осознать, что это и есть самое главное, требуется время. А нытьё в этом деле не поможет. Когда Дэвид появился из ниоткуда и предложил мне роль в «Космополисе», я задал ему тонну вопросов. Я хотел знать наверняка, что он во мне такого увидел, что он думал обо мне…Но он не смог мне ответить.

PREMIERE: Трейлер «Космополиса» произвел эффект разорвавшейся бомбы в Интернете.

Роб: Я уже восемь лет снимаюсь, и все эти годы меня критикуют, а потом вдруг, этот тизер и все в восторге: «Это здорово! Его игра в фильме хороша!» Ну, это просто смешно! Вот тогда и понимаешь, как работают мозги некоторых людей.

PREMIERE: Большинство критиков сошлись на том, что ты полный отстой, даже не видя твоих фильмов. А ты великолепен в «Сумерках»!

Роб: Разве что в некоторых сценах. По крайней мере, я старался. Мне бы хотелось узнать у тех людей, кто считает, что я только сейчас начал играть хорошо: «Что, вы думаете, я делал всё это время в «Сумерках»? Неужели они считают, что именно это для меня естественно? Нет, как актёр я вынужден был принимать решения. Я нахожу смешным, когда читаю такую фигню (говорит театральным голосом) «Сможет ли доказать «Космополис», что он способен играть?»  О чём это вообще?

PREMIERE: До того как Джонни Деппа и Брэда Питта открыли такие режиссёры как Бёртон и Финчер, они были известны как «милые мордашки». Я думаю, с тобой это было также до «Космополиса».

Роб: Хорошая новость в том, что индустрия осознаёт, как меняется актёр.  Мне, например, кажется, что Брэд Питт самый недооценённый актёр в мире. И он никогда не играл плохо. Сегодня никто не хочет снимать драмы для взрослых людей, потому что, говорят, никто не хочет их смотреть. Никто. Кроме Брэда Питта. Вот как сформировалась карьера. Мы все смотрим мировое независимое кино, но драмы, где играют настоящие звёзды, полностью испарились. Это из-за того, что эти звёзды потеряли часть своей мистики. Как ты станешь играть подобную роль, если люди знают всю твою жизнь в деталях?

PREMIERE: Раньше талантливые актёры постепенно превращались в звёзд. Сегодня мы становимся звёздами прежде, чем успеваем доказать, что мы талантливы.

Роб: Звёздность это то, чего можно достигнуть без всякой квалификации. И попробуй только что-нибудь сказать негативное по поводу славы в средствах массовой информации, сразу получишь кучу дерьма на свою голову. Люди об этом слышать не желают. И это даже не зависть, просто они не хотят, чтобы разрушили их мечту.

PREMIERE: Ты обязан поддерживать иллюзию, невзирая на цену…

Роб: Парадокс в том, что они одновременно и хотят верить в свою мечту и убить её, собирая всякие небылицы из твоей частной жизни.

PREMIERE: Это правда, что ты собираешься участвовать в амбициозных проектах и при этом не сдашься на милость голливудских сирен?

Роб: На самом деле, попробовать пуститься в голливудское путешествие само по себе чревато. Я недавно прочитал сценарий большого фильма стоимостью в 80 миллионов долларов, и он мне понравился. Впервые студия прислала мне сценарий, который мне понравился и привёл в восторг. Я сказал себе: «Ну вот, наконец, блокбастер, который я ищу!» Но когда я отправился на встречу, мне сказали, что на мне печать «Сумерек», и моё участие исключается. Я расстроился. Потом снова перечитал сценарий и понял, что он плохой. (смеётся)

PREMIERE: Словно судьба пытается тебе что-то сказать…

Роб: Возможно. Говорят, что надо чередовать проекты, которые ты делаешь для себя и те, которые заказывают студии. Но я в это не верю. Если ты снялся в дерьмовом фильме, он от этого лучше не станет. И деньги, которые он срубил по всему свету, ничего не изменят. А успех нельзя предсказать. Посмотрите на «Гнев титанов» и как он провалился в прокате.

PREMIERE: А ты когда-нибудь брался за роль ради денег?

Роб: Конечно. Но всегда что-нибудь случалось в самый последний момент и ни к чему не приводило. Я снялся в пяти сериях «Сумерек», но делал это не ради одних только денег, хотя и было бы нечестно отдать их кому-то ещё. (смеётся). Я усвоил одну истину: всё, что заставляет тебя извлекать деньги, никогда не бывает «свободным». Я бы сказал, чем больше денег получаешь, тем больше побочных проблем. Ну, например, баррикады у твоего дома. Когда мне кто-нибудь говорит: «Ну, это же просто кино!» Мне так и хочется им ответить: «Да, но за это я буду платить всю жизнь»

PREMIERE: Трудно вернуть душу, когда её продал.

Роб: Особенно в Голливуде, где всякий тебя оценивает. Я всё время восхищался Николасом Кейджем, который всегда делал, что хотел в течение своей карьеры, не заботясь о чужом мнении. И через 15 лет они вдруг осознали, что он гений. Он не только один из самых интересных актёров мирового кино, он настоящий гений.

PREMIERE: Та враждебность, которая обрушилась на «Сумерки» могла бы заставить тебя изменить свои привычки в соответствии с восприятием людей.

Роб: Когда внезапно становишься известным, ты всё равно не сможешь управлять мнением людей о себе. Надо научиться сопротивляться шторму, особенно, когда понимаешь, что ты всего лишь пешка внутри огромной машины.

Когда даёшь одно за другим интервью, продвигая фильм, а никто тебя не спрашивает о твоей работе, ты, в конце концов, начинаешь сомневаться, что ты актёр. И часто всё заканчивается  тем, что стоишь перед толпой народа, которые в жизни не видели ни одной серии «Сумерек» и только хотят знать, каково это быть знаменитым. Люди узныют тебя на улице, они всё время с тобой фотографируются, и это всё странно. Так вот.

Хочу рассказать о том, что приключилось со мной недавно на пляже. Я хотел научиться сёрфингу – я выглядел полным идиотом, ты не представляешь – и мне показалось, что я заметил папарацци, как они пытались укрыться за скалами. Когда я удостоверился, моё тело среагировало инстинктивно, и я побежал в их направлении. Но где-то в середине пути я начал спрашивать себя, и что я буду делать, когда окажусь перед ними. Я не боялся, что меня побьют, чего обычно боятся в таких ситуациях, но я боялся оказаться в суде, если ударю одного из них. Но эти папарацци оказались такими трусами, что немедленно сбежали. Даже не знаю, что бы произошло, не сбеги они вовремя.

PREMIERE: Хорошо, что эта истерия скоро закончится.

Роб: Мне скоро 26 и меня стало бесить, что я привлекаю 13 летних девчонок. Интересно, как всё сейчас поменяется.

PREMIERE: Многое изменится уже через несколько месяцев, когда публика откроет для себя «Космополис».

Роб: Я всегда чувствовал, как люди судят тебя словно ты участник телешоу «Американский идол» и надо орать и визжать изо всех сил, чтобы тебя оценили высоко. Поэтому я не очень обольщаюсь на этот счёт.

PREMIERE: Я удивляюсь, как у тебя ещё голова на плечах держится. Ты когда-нибудь пытался играть как звезда или дива?

Роб: Если бы мне разные люди целыми днями твердили, что я гений, но со мной всё совсем не так. В начале я пытался пробиться как модель, но работу не получил. Когда пройдёшь через две тысячи кастингов, а тебе отказывают голосом, в котором сквозит отвращение,  да ещё и не смотрят тебе в глаза,  хочешь не хочешь, а выработаешь защиту против таких вещей.

источник Cosmopolisfilm.com


Оцените, пожалуйста, статью: Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *