Вигго Мортенсен человек принципов

Вигго Мортенсен после роли Арагорна в трилогии «Властелин Колец» как никто другой мог стать суперменом любой франшизы и множить арагорнов в геометрической прогрессии. Но почему-то он пошёл своей дорогой и предпочёл дорогу не Роберта Дауни младшего, а другого Роберта – Де Ниро. За что, лично я, уважаю его гораздо больше. Недавно выяснилось, что он решил отказаться от участия в картине Квентина Тарантино «Омерзительная восьмёрка», хотя успешно прошёл кастинг. Совершенно незаметной осталась экранизация рассказа Патриции Хайсмит «Два лика января», а задолго до этого драмы «Хороший» о возрождении фашизма в Европе. Ни «Дорога», ни «В дороге» не произвели сенсации. Ещё более скромно прошёл триллер «У всех есть план» и «Вдалеке от людей». И вот новая картина с его участием – «Страна благоденствия» (Хауха), очень важная для него. В своём интервью Grantland.com актёр рассказывает о своих приоритетах в кино и жизни.

Как произошло, что вы взялись за «Страну благоденствия»?

Мне всегда нравились фильмы Лисандро Алонсо. Они напоминают мне Сокурова или Тарковского. В них есть особенный ритм и внимание к ландшафту, он играет с идеей линейного времени. Я встретился с Лисандро, он в общих чертах описал, что хочет сделать: история из 19 века, военный датчанин отправляется со своей дочерью подростком в Аргентину, она сбегает, а он идёт в пустыню её искать. Мне это понравилось – традиционная приключенческая тема из вестерна.

И это полностью совпадает с Вигго Мортенсеном, потому что это аргентинское кино о датчанине.

Большая часть диалогов на датском, поэтому была проделана нешуточная работа, чтобы добиться точности перевода сценария с испанского на датский язык, да ещё и соответствовать тому времени. В картине много аспектов, но приключенческий элемент мне ближе всего.

Ваш персонаж, Гуннар Динесен, схож с теми, кого вы уже играли. Он противоречив, неохотно берётся за оружие. Вы подсознательно тянитесь к таким образам?

Не знаю, подсознательно или нет, но вы правы, у меня много персонажей, чьё прошлое внезапно выползает. Дания участвовала в двух войнах в середине 19 века. Большинство её солдат фермеры, и жестокость не пришла к ним по рождению. Медаль, которую носит Гуннар, я нашёл у антиквара в Копенгагене. Медаль указывает на то, что её владелец хорошо знаком с рукопашной схваткой, насилием и другими жестокостями. Во французской драме «Вдалеке от людей» я играю учителя, ветерана второй мировой. Он становится жестким, когда обстоятельства оборачиваются против него.

Есть определённая траектория для актёра, снимающегося в международных проектах – он начинает в своей стране, затем какой-то американский режиссёр высокого полёта приводит его в Голливуд и даже появляется шанс быть номинированным на Оскар. Затем он начинает играть злодеев в бондианах или бросает якорь в крупнобюджетных франшизах. Ваш путь был почти таким и в то же время, совсем другим.

(Смеётся) Но это произошло не намеренно! Люди думают, что я демонстративно повернулся к Голливуду спиной. Но я ни к чему такому не поворачивался! Я просто снимаюсь в тех историях, которые мне нравятся. Знаю, что это риск. Если ты не участвуешь в каком-то большом кино, тебя вряд ли запомнят, поскольку большинство людей ходят в большие кинотеатры.

Так это работает. Большинство актёров любой ценой пытаются попасть в большой проект хотя бы раз в год. При таком расписании им приходится отказываться от многих маленьких картин. Это происходит кряду и это вполне объяснимо. Скажем, тебе понравился маленький проект, у тебя есть стартовая дата, но она переносится и переносится, так часто происходит. Вдруг крупная студия срочно запускает свой фильм. Они хорошо заплатят. Он точно будет снят. Точно выпущен. Его точно надо будет продвигать по всему свету. И сразу появляется соблазн сказать людям из маленького проекта, что вы от них уходите. Но я ужасно упрямый. Мне требуется время, чтобы решиться, но если уж соглашаюсь, то стою до конца. Я занимаюсь промоушном своей картины «Страна благоденствия» с прошлого мая и вряд ли закончу в мае нынешнем. Естественно, я потерял множество шансов за этот длительный период. Это не потому что я сказал себе: «Да нет же, я просто хочу сниматься в этих странных маленьких картинах». Просто у меня это так. Я уверен, что мои агенты —

Ха! Мне именно это пришло в голову. Они наверняка думали, что смогут на вас заработать после «Властелина Колец» и «Порока на экспорт».

Да уж! С точки зрения карьеры и бизнеса никак нельзя советовать идти моей дорогой. Но я так многому научился! Поработал с такими талантливыми людьми и что самое главное, мне будет не стыдно смотреть свои картины спустя двадцать лет. Возможно, я бы заработал кучу денег и даже получил награды фестивалей, но не факт, что мои картины будут интересны спустя год.

Прошёл слух, что вы появитесь в картине Квентина Тарантино «Омерзительная восьмёрка». Есть ли в этом доля правды?

Да, мы встречались. И это как раз иллюстрирует то, что я говорил о маленьких проектах. Я путешествовал непрерывно всю прошлую осень. Каждый день в самолёте, чтобы представлять «Страну благоденствия» и «Вдалеке от людей». Как продюсер и актёр, я знаю, что это необходимо сделать, чтобы у картин появился шанс дойти до зрителя.

Тарантино хотел начать съёмки в конце года, а перед этим собраться для репетиций. Я не смог этого сделать. И это единственная причина, почему я отказался. Мне по-настоящему очень хотелось с ним работать. Он действительно умный и весёлый человек. Я никогда не говорил с ним основательно, хотя он помнит, как я приходил к нему на собеседование по поводу «Бешеных псов».

На что вас прослушивали?

Мистер… Я не знаю, на какую роль. Какую-то. Может, две. Мне было весело. В одном эпизоде мой персонаж испанец. Это было в маленьком офисе на студии Фокс, и со мной читал Харви Кейтель. Мне очень хотелось, чтобы проект состоялся. Вот я и говорю – ты либо вписываешься в проект до конца, либо вообще не вписываешься.

Вы не специально отвернулись от Голливуда, но специально выбираете иностранные фильмы, где ваши герои говорят на датском, испанском, французском?

Я не стал бы делать кино на китайском или датском из-за прихоти. Это должна быть история. Всё просто. Продюсер фильма «Вдалеке от людей» увидел меня на YouTube и позвонил мне: «Я хочу снять рассказ Альбера Камю. Можешь у меня сняться на французском?» Я сказал, что могу попробовать. Режиссёр прислал сценарий, и мне он очень понравился. Я не искал что-то специально на французском или арабском.


Оцените, пожалуйста, статью: Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *