В город пришла беда (1966) – реж. Марк Орлов

 

Этот фильм очень меня удивил – никогда не думала, что существует такой советский фильм, где рассказана история предотвращения страшной эпидемии в Москве, основанная на реальных событиях. Я постоянно задавалась вопросом, случись что-то подобное сейчас, смогут ли официальные ответственные лица защитить наше население? И ответ был очень неприятным и тревожным. И самое удивительное – малыми средствами, почти аскетически, картина воссоздала напряжённую атмосферу страха, ожидания и надежды, которые, вероятно, терзали многих людей тогда, в тот год. Чёрно-белый фильм, похожий на документальную хронику, оставил в душе противоречивые чувства – гордость за страну, которой давно нет и остатки её выкорчёвываются на каждом шагу с пресловутых 90-х, и страх перед возможными эпидемиями и пандемиями, с которыми, вероятно, справиться не смогут, поскольку ломать – не строить.

История развивается стремительно – архитектор Колесников возвращается из восточной страны из командировки, встречается со своими коллегами по работе (мы это узнаём опосредованно, постфактум) и, обратившись из-за резкого недомогания в поликлинику, умирает.

Смерть сразу настораживает врачей, лаборатория обрабатывает анализы — нужно время, которого катастрофически нет, но вся клиническая картина не вызывает сомнений – пурпурная оспа. О ней слыхом не слыхивали, видом не видывали с 30-х годов, когда победили многие смертельные болезни. Колесников умирает в субботу, но все министры уже на ногах и готовы действовать. А действовать надо оперативно – закрыть все ходы и выходы из Москвы, чтобы болезнь не просочилась на территорию всей страны и за рубеж. Мы видим, как чётко организована вся операция – перекрыты дороги, закрыты аэропорты. Не хватает вакцины? На ноги подняты институты Ташкента и Тбилиси. Сразу приходят на ум аналогии с сегодняшним днём – что там в Ташкенте? А в Тбилиси? Осталось хоть что-нибудь?

Требуется привить всю Москву, срочно. Контактных людей изолировать. В карантин забирают прямо со свадебных празднеств, с арены цирка, оперной сцены. Ловят недоумевающий народ по всем направлениям. Звучат тревожные сирены милицейских машин и скорых – город на осадном положении. Вся история замыкается на Колесникове, ни его жене (Кира Головко), ни сыну не дают возможности проститься с покойным. Естественно, никто не сообщает им, отчего он умер – всё ещё выходные и за общим масштабом вакцинации как-то затерялись эти двое. Вот они-то чуть не стали причиной выхода болезни за пределы города.

И ещё американец, журналист. Мерзкий, нахрапистый, наглый. Опять прямая параллель с нынешней ситуаций.

Он летел в самолёте вместе с архитектором и после короткой остановки в Москве, собрался в Париж. Самолёт развернули. Он стал возмущаться, считая, что это работа КГБ. Каково же было его удивление, когда он понял, что попал в ещё большую сенсацию. Находясь в карантине, он всячески провоцировал медиков, чтобы получить повод сбежать и накрапать сногсшибательную новость об эпидемии оспы в СССР и  провале советской медицины перед лицом страшной эпидемии. Его разговор с главным врачом просто удивительно совпадает с сегодняшним днём.

Журналист: У вас эпидемия оспы. И что вы станете с этим делать?

Доктор: У нас нет эпидемии. Три смерти и тринадцать заражённых. А вам бы очень хотелось сенсации?

Журналист: А что со всем городом? Привьёте? Вы знаете, что такое оспа? Я видел собственными глазами, как она косила людей (называет страну).

Доктор: Мы всех вакцинируем. Нам хватит и вакцины, и врачей.

(лицо журналиста выражает такое недоверие, словно он слушает фантастический рассказ)

Журналиста играет латвийский актёр Эдуард Павлус («Стрелы Робин Гуда», «Кин-дза-дза»), и он отлично передал всю гнилую сущность своего персонажа – в погоне за сенсацией, к чертям собачьим этику и порядочность. Что мы сейчас и наблюдаем массово в этом профессиональном сообществе по обе стороны границы.

Что особенно покорило в истории, рассказанной на экране (напоминаю, реальной истории) – чёткое взаимодействие всех ветвей власти и полное подчинение всех отраслевых министров главному врачу. (Наверное, не зря актёр, играющий старого эпидемиолога, так похож на доктора Айболита — его обаянию  невозможно сопротивляться).

Его аргументы не вызывали противодействий или саботажа – при этом была полемика, ответственные лица выражали сомнения в страшном диагнозе, но осознание того, какими осложнениями грозит ситуация для всех и каждого, заставило работать государственную машину, как единый механизм. Нашлись и герои – лётчики, сумевшие посадить самолёт с вакциной в полном тумане, и его начальник, лично управлявший этой посадкой на лётном поле.

И нельзя не сказать обо всех людях, что все эти несколько дней не спали и сумели осуществить невероятное – сделать прививки целому городу.

И милиция, закрывшая город на замок. Вот какая это была страна. Страна с психологией человечности, а не зарабатывания денег любой ценой, как сейчас.

Часто смотрю картины из нашего советского прошлого – что-то вызывает улыбку, что-то неприятие, но самое фундаментальное оставалось всегда – режиссёров интересовал человек. В этой картине – человек и государство, в котором он жил, в экстремальной ситуации. И то государство вызывало доверие.

P.S. Не смогла придумать, куда вставить несколько слов об одном из персонажей картины, Елене, которую называют «Ёлка», молодом архитекторе. Её играет очень красивая актриса Тамара Королюк («Сердце Бонивура», «Весенние хлопоты»).

 

Как вам пост? Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4 (3 оценок, в среднем: 4,00 из 4)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *