Джеймс Пьюрфой отвечает на вопросы фанатов Соломона Кейна

Джеймс Пьюрфой получил большую армию поклонников, возможно, только благодаря эпическому герою Марку Антонию в телевизионном сериале «Рим». Кто-то вспомнит «Обитель зла» или «Ярмарку тщеславия».  Для меня же Пьюрфой воплощённый  символ  Викторианского времени – непревзойденный Джордж Браммел. Криминальный триллер «Последователи» заставил американцев пристальнее присмотреться к британцу. А недавняя премьера «Соломона Кейна» в США пробудила интерес к Пьюрфою со стороны любителей ужастиков для взрослых. Мне показались интересными ответы Джеймса на разнообразные вопросы многочисленных фанатов о его карьере, Хите Леджере, любимом жанре кино, Робине Гуде, Риме, и конечно, о Соломоне Кейне больше всего.

Чем вас привлёк такой персонаж как Соломон Кейн?

У нас не так уж и много чисто британских героев в стиле экшн. У нас есть мистер Бонд, мистер Поттер и даже мистер Бин. Почему бы не расчистить место ещё для одного героя. А потом, я очень люблю  героев в духе Клинта Иствуда. Соломон очень немногословный, скрытный, выражает себя только через действия.

Вы слышали хоть что-то о Соломоне Кейне до того, как стали читать сценарий?

Нет. Но сейчас я погрузился в мифологию Роберта И. Говарда и уже прочитал довольно много его вещей.

Джеймс, какого исторического героя плаща и шпаги вам бы хотелось сыграть?

Мне всегда нравились мушкетёры, но их уже столько раз играли. Я слышал, что собираются снимать ещё один фильм, и я бы согласился там поучаствовать.

А как насчёт фильмов о Конане?

Честно говоря, даже не знаю, что сказать. Слышал, что на роль взяли очень молодого человека. Если откровенно, то я скептически отношусь к тому, что они отправили мальчишку на мужскую работу.

Посмотрел вчера «Соломона Кейна», очень понравился. Также очень люблю вашего Тедди Риста в «Филантропе». Очень жуткий эпизод на Гаити, когда после землетрясения дети едят хлеб вперемешку с грязью. Увидел такое впервые. Вы бы продолжили играть такую роль?

Я очень горжусь восемью сериями, которые мы сняли для NBC. Поразительно, что в таких чрезвычайных климатических условиях канал рискнул работать. Я бы рад продолжить работу над своим героем, у него большой потенциал. Но что-то немного перепуталось в планах студии.

Расскажите, как вам работалось над «Железным рыцарем»?

Десять недель под проливным дождём в Южном Уэльсе. Одна местность. Замок. Можете сами представить, какой разброд начался к концу десятой недели.

Вы гордитесь тем, что участвовали в самом большом коллективе актёров, размахивающих мечами?

(смеётся) Да ничего особенного, просто работа и кто-то должен её выполнять.

Джеймс, в двух фильмах вы снимаетесь вместе с Джейсоном Флемингом – «Соломон Кейн» и «Железный рыцарь». Он кажется неплохим парнем. Ещё будете вместе играть?

Джейсон это легенда британской киноиндустрии. Он уже снялся почти в 70 картинах и каждый хотел бы с ним работать, потому что он всегда приносит какой-то детский восторг на съёмочную площадку. Он всегда в хорошем настроении, что немаловажно для работы в таких безысходно мрачных фильмах, которые вы упомянули. Пока ничего совместного не планируется, но я бы бросил любой другой проект, чтобы поработать с ним. Он — отличный парень.

Ваш Марк Антоний просто супер. Что можете вспомнить о своей работе над «Римом»?

Самая лучшая работа в моей жизни. Кто станет сопротивляться тому, чтобы работать в Риме два с половиной года, играя каноническую личность по сценарию, написанному и снятому лучшими сценаристами и режиссёрами американского телевидения, с гениальным актёрским ансамблем? И учитывая, что каждая серия стоила 11 миллионов долларов.

Вы в чём-то заняты на сцене в Вест Энде?

Мы находимся на самой ранней стадии обсуждения спектакля «Макбет». Но, думается, наши Викторианские театры уже наелись мужчинами, бегающими на сцене  в латах, поэтому мне хочется сделать что-то в стиле уличного представления. У меня в голове встаёт образ огромного склада, пустого плавательного бассейна, а ещё интереснее будет  изобилующее пещерами пространство под  Лондонским мостом. Приглядитесь к этому пространству.

Джеймс, я обожаю  вас  в «Риме» и радуюсь, что вы добились успеха в Голливуде без всяких компромиссов со своей совестью и не потеряли свою индивидуальность. Вы всегда выбираете интересные проекты. Вы когда-нибудь вернётесь на телевидение? Британское или американское?

Да у меня нет никаких проблем с телевидением как с жанром. Я считаю, что главной проблемой является малобюджетность. Очень мало телевизионных компаний, готовых инвестировать хорошие суммы в проекты. HBO, несомненно, такая компания.

А вы сами любите смотреть кино? Что вы недавно посмотрели? Что вам понравилось или, наоборот, не понравилось из увиденного?

Я вхожу в киноакадемию британского кино BAFTA, поэтому каждый раз в Рождество мне приносят под дверь диски, обязательные для просмотра. Я набрасываюсь на них как ребёнок и в течение двух месяцев – с Рождества до начала церемонии BAFTA, я как приклеенный смотрю всё, что вышло в последний год. «Повелитель бури» один из таких фильмов, что вспоминался весь год.

Ваше ремесло распространяется на театр, телевидение и большой экран. Где вы себя ощущаете наиболее комфортно? Можно сказать, что вы нашли свою нишу, играя классического мрачного героя?

Каждое из этих искусств требует разных навыков и предъявляет свои вызовы, и это мне по душе. Мне особенно нравится в моём ремесле то, что каждые несколько месяцев появляется новый вызов. Что касается классического мрачного героя, я оставляю вам право решить самим.

Уже давно ходят слухи о продолжении «Рима». В каком всё положении?

Мне самому интересно было бы знать. Так как мой персонаж мёртв, то со мной не о чем и говорить. Насколько мне известно, они собираются продолжить с того места, где закончилась история, но мне кажется, было бы безумием не снять осаду Алезии, ведь именно там сражались  Юлий Цезарь и Марк Антоний. А может, я просто хочу снова облачиться в тогу.

Какие у вас впечатления от совместной работы с Хитом Леджером в фильме «История рыцаря»?

Добрый, бунтарский, хаотичный, прекрасный человек. Я очень люблю его и очень скучаю по нему.

Насколько близок ваш Соломон Кейн в фильме тому, из книги Роберта И. Говарда? Или они разные?

Насколько мне известно, фанаты книги остались довольны тоном картины и моим исполнением Соломона.

Вы очень нервничали, когда снимались в сцене, где вы совершенно голый в роли Марка Антония?

Впервые я вышел на сцену в 17 лет в пьесе «Жеребец», и действие происходило в амбаре во время бури. В Норфолке. Ветер так и свистел по всем углам и за кулисами. Стыдно признаться, но мне приходилось его настраивать и согревать при помощи ручного фена, так он висел и был синего цвета. Так что сниматься голым при 40 градусах жары в Риме очень даже приятно.

Вам бы не хотелось сыграть Робина Гуда вместо Рассела Кроу? Не пора ли самим англичанам играть своего легендарного героя?

Мне кажется, самой главной ошибкой нашей британской киноиндустрии является то, что британцам не дают играть героев. Мы всегда играем плохих парней. Вот поэтому я с удовольствием взялся за роль Кейна. И я бы с радостью надел зелёное трико. Господи, да у меня дома есть большой лук, из которого я выпускаю каждое утро дюжину стрел, что мне задаёт настрой на целый день.

Джеймс, из голливудских режиссёров с кем бы вам хотелось поработать больше всего?

Пол Томас Андерсон. Пол Томас Андерсон. Пол Томас Андерсон. Пол Томас Андерсон, прочитай это!

Где вам понравилось сниматься больше всего? Где бы вам хотелось сниматься?

Южная Африка («Филантроп») из-за погоды. А также в Арктике для канадского минисериала пару лет назад. Влажность и температура таковы, что дыхание замерзает, а потом вываливается изо рта и падает на пол со стуком.

Когда-нибудь думали о том, чтобы что-то снять самому или поставить на сцене?

Я буду проводить маленький эксперимент в июне, где буду делать постановку со студентами из моей старой драматической школы по окончании их шекспировского курса. Я думаю, это отличный повод начать свою режиссёрскую карьеру, экспериментируя на профессионалах, которых невозможно испортить. С нетерпением этого жду.

Согласно информации IMDb вы начали играть довольно поздно. Когда начался прорыв?

Меня исключили из школы, когда мне было 16 лет, и я работал два года в больнице санитаром.  Когда я учился в школе драмы и играл Генриха V, меня заметили из труппы Королевского Шекспировского театра, и с тех пор я работаю без остановки. Терпение и труд всё перетрут.

Какой бы вы дали совет молодым актёрам, мечтающим прославиться в кино?

Надо определиться: ты хочешь быть актёром или хочешь стать известным? Потому что это две разные дороги.

Вам не хочется поработать в каком-то новом жанре? Например, в фильмах, снятых по комиксам? Вам это интересно?

Думаю, пора стать кем-то обыкновенным. После Марка Антония, Синей Бороды, Тедди Риста и Соломона Кейна, я чувствую, что пора сделать перерыв и сделать что-то маленькое, но очень зрелое.

А нет у вас желания сыграть в романтической комедии?

С большим удовольствием снимусь в романтической комедии. Но здесь важна партнёрша, сценарий и режиссёр. Пока все эти ингредиенты не встанут на свои места, бессмысленно даже об этом мечтать.

Вы можете сравнить Соломона Кейна и Ван Хельсинга? Персонажи так похожи!

Давайте сразу определимся! Стивен Соммерс полностью содрал своего Ван Хельсинга с Соломона Кейна. Именно Ван Хельсинг выглядит как Соломон Кейн, а не наоборот. Кейн был придуман в 1920 году и уже порядочно существует на белом свете.

Есть ли у вас любимая партнёрша по фильмам?

Риз Уизерспун была восхитительна. Истинная красавица южанка, безукоризненные манеры, очаровательна. И невероятно талантливая.

Как вам работалось с режиссёром «Соломона Кейна» Майклом Дж. Бассетом?

Самое замечательное в Майкле то, что буквально чокнутый на кино. Он снимал фильм, словно для себя в возрасте мальчишки, мечтающего посмотреть этот фильм. Его знания по кино носят энциклопедический характер, он очень хороший парень и с ним приятно сотрудничать. Таких людей надо поддерживать, потому что столько сволочных людей повсюду.

Ваши герои много ездят на лошадях. Не было каких-то непредвиденных ситуаций?

Ещё как! В «Соломоне Кейне» мне надо было стрелять одновременно в двух человек, отпустив при этом поводья. Для лошади это означает одно включить скорость и скакать, куда глаза глядят, пока никто ею не управляет.

И это не очень смешно, когда ты скачешь за камерой по специальной узкой колее, перед тобой поперечная рамка, на которой установлена камера, а лошадь норовит выпрыгнуть в сторону.

Интересно, за что вас выгнали из школы?

А за что всех выгоняют? Украл хлебоуборочный комбайн.

Как вам работалось с Максом фон Сюдовом, и какие актёры стали для вас вызовом в хорошем смысле слова?

Макс это легенда кино вот уже пять десятилетий. И если у тебя есть хоть капля разума, ты начинаешь учиться у него с самой первой минуты его появления на площадке. У него была такая неприятная сцена в первый день, и он провёл её безукоризненно. Я наблюдал. Я учился.

Есть ли такой жанр кино, от которого вы предпочтёте держаться подальше всю вашу карьеру?

Я думаю, что мне надо держаться подальше от фильмов, где надо нюхать какую-нибудь дрянь. Тогда уж никакой карьеры не видать.

источник empireonline.com


Оцените, пожалуйста, статью: Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4 (Пока оценок нет)
Загрузка...

7 комментариев to Джеймс Пьюрфой отвечает на вопросы фанатов Соломона Кейна

  1. dorohuncio:

    Какая прелесть ).

    • georgina:

      Интересная личность, правда? Сколько ему дано от рождения! У меня есть ещё одно старое интервью для журнала Guardian. Начала читать и не оторваться.
      Ты посмотрела «Браммела»?

  2. Галина:

    Браммел был на пике известности не в Викторианскую эпоху, а в эпоху Регентства

    • georgina:

      Спасибо за ценное уточнение. История — коварная вещь.

      • georgina:

        И совершенно понятна моя ошибка — он именно символ Викторианского времени также, поскольку и следующие поколения продолжали копировать его стиль и образ жизни, по крайней мере, ранние викторианцы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *