Беспощадный Каннский фестиваль

С 17 по 28 мая в Каннах проходит кинофестиваль. Кинематографисты всего мира стремятся туда, чтобы получить… славу или унижение. Каннский фестиваль самый непредсказуемый, и многие знаменитые режиссёры были приняты зрителями так плохо, что не рискуют приезжать туда ещё раз. Другие, наоборот, возвращаются за новой порцией адреналина, гадая, какой приём окажут критики и журналисты. Среди тех, кто пережил унижение в Каннах, Шон Пенн, София Коппола, Винсент Галло и Дэвид Линч.

Фильм Шона Пенна «Последнее лицо» без лишнего шума выходит на экраны Великобритании – ни рекламной кампании, ни встреч с актёрами, ни фанфар. Да и время выбрано особенно жестоко – в Каннах начинается 70-й кинофестиваль, где ровно год назад картину буквально растерзали критики.

«Последнее лицо» это пятый фильм Пенна в качестве режиссёра и третий по счёту, показанный на кинофестивале. В 1991 он дебютировал в Каннах с картиной «Индеец-беглец», затем «Обещание» в 2000.

До премьеры картины пошли разные неприятные для Пенна слухи и разговоры. И если на официальном показе зрители были более-менее благожелательно настроены, то язвительность прессы повергла команду актёров «Последнего лица» в недоумение.

Жан Рено:

«Я очень удивлён такой реакции, чрезвычайно жестокая реакция журналистов. Не понимаю. Или я сошёл с ума. Или моя жена сошла с ума. Мой агент сошёл с ума. Все чокнулись. Мне больно за него (Пенна). Он не заслуживает этого».

Вполне возможно, что не заслуживает. Но режиссёр, который привозит свой фильм на фестиваль такого высокого уровня, понимает, что рискует.

Оливье Ассайас («Зильс-Мария», «Персональный покупатель») вспоминает:

«Смотреть свой фильм в Каннах вместе со зрителем очень тяжёлое испытание. Я могу точно сказать – тяжёлое испытание. Ты чувствуешь каждый вздох, каждое биение сердца, каждый кадр. Это гипер восприятие своего фильма и оно, как безумие».

Ассайас пережил два унижения в Каннах – за «Персонального покупателя» в 2016 и «Демона-любовника» в 2002. Вне фестиваля можно медленно настроить аудиторию на восприятие картины. Но в Каннах это невозможно.

«Через два часа всё кончено, сделано. Ты знаешь реакцию каждой страны, каждого организатора фестивалей. На следующий день ты узнаешь финансовую судьбу своей картины, художественную судьбу своего фильма и, возможно, судьбу своего следующего проекта».

София Коппола возвращается в Канны с новой своей картиной «Роковое искушение». В 2005 её «Мария-Антуанетта» была зашикана зрителями.

Дэвид Линч привезёт в Канны две серии «Твин Пикса» из третьего сезона в качестве специальной презентации. В 1992 году его «Твин Пикс: Сквозь огонь» был разбит критиками. С тех пор Линч дважды триумфально возвращался на кинофестиваль в Каннах – с «Малхолланд Драйв» и «Простой историей». Тем временем «Твин Пикс: Сквозь огонь» превратился в культовую картину.

Может, критики неправильно воспринимают картины? Канны имеют тенденцию к излишней эмоциональности – изнурённые, лишённые сна журналисты, находятся в стрессе бесконечных дедлайнов. Они выстраиваются в очередь на просмотр картин, они существуют в полной зависимости от агрессивных охранников мероприятий и не всегда расположены позитивно воспринимать картину. Нужно что-то особенное, чтобы удержать их внимание. Всё, что может показаться претенциозным, сразу подвергается резкой критике.

Канны повидали всякого. Например, Ларс фон Триер сделал посвящение Советскому режиссёру Андрею Тарковскому в своём «Антихристе» сразу после сцены отрезания гениталий – это привело к тому, что зрители вопили от возмущения.

Картина «Принцесса Монако» с Николь Кидман была жёстко высмеяна во время открытия фестиваля.

Самым памятным стал, несомненно, «Бурый кролик» Винсента Галло. Фильм ни о чём с бесконечными крупными планами на весь экран. В довершение ко всему крупный план Хлои Севиньи, ублажающей член самого режиссёра. Критик Роджер Эберт назвал картину худшей из «когда-либо виденных им в Каннах». Винсент Галло вышел к публике и попросил прощения за плохую картину. Хлоя обливалась слезами. К чести режиссёра, после такого враждебного приёма, он вырезал некоторые сцены из картины.

Каждый год в Каннах обязательно есть картина, против которой ополчаются все критики. И особенно внимание приковано к актёрам, которые сами решают снимать картины. Например, Райан Гослинг привёз в 2014 году в Канны свою дебютную работу «Как поймать монстра». История в духе Дэвида Линча была плохо принята критикой, но гораздо доброжелательнее вне фестиваля.

Если всё вышесказанное предполагает, что критики это злобно настроенная мстительная банда, то неплохо принять во внимание и другую реакцию – восторженный приём некоторых картин. В прошлом году такого приёма удостоилась немецкая картина «Тони Эрдманн» или «Артист» в 2011, который захватил награды всех фестивалей. И совершенно точно, в Каннах нет любимчиков. Тот же Мишель Хазанавичус, режиссёр «Артиста», получил полный разгром в 2014 году за свою картину «Поиск» о чеченском ребёнке.

Хазанавичус снова приехал в Канны с очередной картиной – «Молодой Годар». Это история из жизни французского режиссёра Жана-Люка Годара, который во время съёмок своего фильма «Китаянка» в 1967 году влюбился в актрису Анну Вяземски. Критик Ник Джеймс из Sight & Sound’s уже предрёк картине провальный приём. Неужели критики нашли свою цель на этом Каннском кинофестивале? Или у картины имеется маленький шанс?

источник  The Independent

Премьера фильма «Молодой Годар» в России 16 ноября

 

 

Как вам пост? Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4 (1 оценок, в среднем: 4,00 из 4)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *